Лимпопо — наша. Россия списывает старые долги и готовится к новым

Одной из самых обсуждаемых тем уходящей недели стали долги, списанные Россией африканским странам. Об этом объявил президент Владимир Путин на саммите Россия-Африка, организованном в Сочи. "Россия списала уже более $20 млрд долга", — сообщил он. Внушительная сумма всех растревожила: одни кинулись возмущаться разбазариванием денег, другие — объяснять, почему ничего страшного здесь нет.

Страшного тут, наверное, действительно немного. Скорее всего, каждый, кто читает этот текст, знает, почему долги иногда приходится списывать, и почему это бывает полезней, чем требовать их погашения. Просто с государствами все устроено немного тяжеловеснее, чем с компаниями — нельзя, к примеру, быстро обанкротить государство и тут же создать под новым названием почти такое же, только без долгов. Ну то есть случаи такие в истории бывали, но очень редко — на государственном уровне банкротство обычно нужно проводить через процедуру революции.

И международных коллекторских агентств, которые бы обрывали телефон президенту какой-нибудь банановой республики и писали на стенах его дворца "Верни долг за партию автоматов, козел!", тоже нет. Хотя дворцы как раз обычно имеются. Тем более что $20 млрд — это все-таки не разовая сумма, а общий объем, списанный за много лет. Несколько смущает, правда, то, что ровно такую сумму списанного африканцам долга, $20 млрд, называли еще в 2012 году. Получается, что аттракцион неслыханной щедрости случился еще семь лет назад, и с тех пор африканским странам особенно-то ничего больше и так не давали.

Сложности могут возникнуть на следующем этапе. Россия ведь рассчитывает, списав долги, на сотрудничество и новые проекты. И нельзя сказать, чтов Африке не может быть проектов — там добывается нефть, алмазы и разные другие полезные ископаемые, строятся гидро- и атомные электростанции, некоторые страны запускают спутники. Кроме того, африканцы готовы охотно и в большом количестве покупать оружие.

Возможность заниматься всем этим, не исключено, стоит того, чтобы заранее распрощаться с кредитом. Но ровно все это пытался делать в свое время в Африке Советский союз — в надежде на то, что рано или поздно "черный континент" покраснеет. Отчего, собственно говоря, весь этот многомиллиардный долг и образовался. Африканские лидеры были готовы изображать увлечение марксизмом до тех пор, пока им за это платили, и это была для них довольно выгодная сделка.

Почти все новые проекты, которые вот-вот начнутся после того, как Россия отказалась взыскивать старые долги, тоже будут осуществляться в долг. Потому что у той же Эфиопии вряд ли есть средства на 10 АЭС, как они хотят. Расплачиваться африканские страны будут, очевидно, по-прежнему голосованием в ООН. 

Сейчас делать проекты в большинстве стран Африки довольно непросто. Там все очень плохо с коррупцией, а главное — с безопасностью. И какой-нибудь завод в ЦАР или нефтепровод в Конго, неважно, российский, китайский или французский, может существовать, только если его окружить в три ряда колючей проволокой и расставить по периметру батальон автоматчиков из частной военной компании.

Для того, чтобы так не было, нужно для начала прекратить продавать африканцам оружие. Проблема в том, что продавать африканцам оружие — это как раз одна из наших целей. Есть еще вариант вести в чистом виде колониальную политику. То есть приводить к власти "своих" местных политиков и надеяться, что они смогут устоять в гражданских войнах. Советский союз этим, опять же, тоже старался заниматься — с тех пор у некоторых стран даже появился на флаге автомат Калашникова.

В Кремле это, наверное, понимают — во всяком случае, известно о политических проектах в Африке одиозного предпринимателя Евгения Пригожина (впрочем, не особенно успешных). Он, если верить СМИ, пытается организовать политическое влияние на Мадагаскаре, в ЦАР и еще нескольких странах. А может быть, это как раз бизнесмены поняли ситуацию раньше и сагитировали Кремль, сыграв на геополитических амбициях Путина.

Лозунг "Лимпопо — наша!", конечно, очень соблазнителен. Однако политика обойдется куда дороже, чем просто бизнес. Лояльность стоит огромных денег. Скорее всего, дело закончится тем, что лет через 30 снова придется списывать уже новую партию долгов, только и всего. Но возможно, кто-то успеет за это время выкачать побольше нефти и золота.

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ