Лена Катина
Лена Катина
Лена Катина: «Очень много стало тусовщиков в шоу-бизнесе»
Николай Нелюбин специально для «Нового Проспекта»
Аватар пользователя Читатель
13.12.2019

Ровно 20 лет назад началась история, пожалуй, самого экономически успешного музыкального проекта современной России. В декабре 1999 года была создана группа t.A.T.u., голосом которой изначально стала Лена Катина. «Новый Проспект» дотянулся до самой известной в мире русской поп-звезды и выяснил, кто финансирует ее проекты и как изменился шоу-бизнес за последние 15 лет.

В 1999 году первый трек «Югославия» был записан Леной Катиной сольно. Клипы на ведущих мировых телеканалах, миллионные тиражи, топы в чартах, стадионные концерты всего через год обрушились уже на дуэт Лены Катиной и Юли Волковой. Записав три альбома на русском и три на английском языках, t.A.T.u. распались на сольные проекты. Сегодня Лена Катина не видит путей к воссоединению дуэта и предпочитает говорить о своем личном проекте — Lena Katina. Певица выпустила несколько альбомов на английском и испанском, прежде чем в 2019 году вернуться с полностью русскоязычной пластинкой «Моно».

Лена, ближайший ваш концерт в Петербурге пройдет сразу после Нового года — 3 января. На афишах непременно приписывают ex-t.A.T.u. Тебя это не расстраивает? Твои спутники советовали вообще не говорить с тобой про «Тату». Но как быть с 20-летием проекта?

— Я бы предпочла избавиться от приставки «экс-». В «Тату» только один состав — это я и Юля (Юля Волкова, бессменная участница дуэта, выпустила пять синглов и ни одного сольного альбома. — Прим.ред.). Мы незаменимы, как бывает в других группах, когда меняются исполнители. Мы всегда будем из «Тату», потому что пока люди слушают песни «Тату», «Тату» существует (смеется). (По данным сервиса онлайн-прослушивания музыки «Yandex.Музыка», «Тату» по-прежнему востребованный проект — ежемесячно их слушают не менее 150 тыс. пользователей, дуэт остается в топе отечественных поп-исполнителей. — Прим. ред.) Что касается нежелания обсуждать мою работу в «Тату», дело в том, что это длится уже 10 лет. Одни и те же вопросы, и ответы на них все те же. Надоело. Как быть с 20-летием? Радоваться, что спустя 20 лет наши песни все еще любимы, да и звучат они вполне современно!

20 лет — целая жизнь. Сейчас это как ощущается? Это «буквально вчера» или «позапрошлая жизнь»?

— И так, и так. Иногда кажется, что только вчера мы впервые увидели свой клип «Я сошла с ума» по телеку и прыгали до потолка от счастья! А уже прошло 20 лет! Какие-то моменты сложно восстановить в памяти, ведь столько лет прошло, было очень много событий, которые сменялись со скоростью света, причем весьма насыщенных событий!

Давай скорректируем стереотипный набор данных о тебе сегодня. Ты больше не живешь вне России?

— Нет, я в России. И я живу в Москве. Да и, собственно, я никогда и не собиралась жить в другой стране, так как я скучаю по своему дому, здесь моя семья и близкие, здесь моя душа (улыбается). Да, пару лет я жила в Лос-Анджелесе, так как на тот момент работала там. Но постоянно приезжала в Москву, так как скучала по дому.

В этом году у тебя вышла первая сольная русскоязычная пластинка «Моно». Почему ты вообще решила вернуться к русскому языку после примерно 10 лет «вне кириллицы» (Лена Катина выпустила три сольных альбома на английском языке и полтора десятка синглов на английском и испанском языках. — Прим. ред.)?

— Честно говоря, я и не уходила от русского языка. Просто, находясь в Штатах, невозможно писать на русском с англоязычными авторами! У меня в планах всегда были русскоязычные песни, мы даже перевели некоторые из них на русский, но это звучало отвратительно и коряво. С возвращением в Россию я начала плотно заниматься русскоязычным материалом, гастролировать. Конечно, публика здесь ждет материал на своем родном языке, это естественно, и итогом этого стал мой альбом «Моно». Я очень горжусь этим альбомом. Он получился эмоциональным, личным, разноплановым и качественным! К тому же сейчас я начала работу над англоязычным EP (Промежуточный формат между синглом и полноценным альбомом, обычно он включает в себя несколько оригинальных треков. — Прим. ред.), так как у меня много гастролей в Европе и странах Латинской Америки, хочу порадовать их чем-то новеньким. Я не считаю, что артист должен замыкаться на одном языке, артист должен экспериментировать и делать то, что ему близко.

Ты сама управляешь своим бизнесом и делаешь что считаешь нужным и когда считаешь нужным?

— У меня есть замечательная команда людей, которым я доверяю. Каждый занимается своим делом. Ведь есть вещи, в которых я прекрасно разбираюсь сама. А есть другие, в которых я не сильна. Поэтому предпочитаю слушать мнение профессионалов и доверять им во многих вопросах.

Что теряет артист, выбирая осознанную самостоятельность в шоу-бизнесе, и что приобретает? Стадионный сольный концерт сегодня мало кто может себе позволить в России.

— Конечно, поддержка лейбла в былые времена — необыкновенная сила (Сразу после дебютных треков в 2000 году группа «Тату» заключила контракт с самым влиятельным лейблом в мировой индустрии шоу-бизнеса — Universal Music Group, в США записи дуэта издавались «дочкой» компании — Interscope Records. — Прим. ред.). Но сейчас мне кажется, что вполне можно быть независимым артистом, при этом весьма успешным — игра давно поменялась благодаря интернету. Да, есть плюсы при работе с лейблом, безусловно, но не сравнимо с тем, что было раньше (С 2013 года новые песни Лены Катиной издает ее собственная Katina Music Inc. — Прим. ред.).

Расскажи экономику пластинки «Моно». Перед нами восемь треков. Это работа аранжировщиков, музыкантов, технарей, это сессии записи в студии. Сколько на это все ушло времени, сил, ресурсов? Какова себестоимость продукта?

— По сути, у нас ушло чуть больше года от момента поиска новых авторов и до релиза. Сил ушло много, причем многих людей. Мы делали все с душой, и я надеюсь, люди слушают мои песни с удовольствием, находя в них себя: где-то поддержку, где-то совет, а где-то просто знакомую эмоцию. Ведь каждая песня рассказывает реальную историю — и мне это важно. Я не буду говорить о себестоимости продукта, так как это закрытая информация, большая часть бюджета уходит на покупку демо, продакшн, студийную работу. Любой альбом — это работа большого количества людей, начиная от авторов и заканчивая дизайнерами.

Как ты продвигаешь результат своей работы в современной информационной реальности? Радиоротация давно мертва, накрутки и технические средства пробивания цифровых ограничителей явно не про проект Lena Katina. Мне кажется, или ты просто пишешь, публикуешь, концертируешь и не пытаешься никого склонять на свою сторону?

— Я просто делаю то, что мне нравится, я хочу видеть живой отклик, потому я не совсем понимаю людей, которые вкладывают миллионы в покупку топ-чартов и накрутку просмотров, это все не имеет никакого отношения к реальности. Некий мыльный пузырь. Мне кажется, интернет дает шанс многим исполнителям сейчас донести свою музыку и найти своего слушателя, в любом формате, это радует, так как ты можешь делать так, как хочешь и видишь ты.

«Моно» — это такой плотный pop-music. Я кайфанул. Хотя на песне «Макдональдс» я скорее пытался сдерживать улыбку. Всего восемь треков. Мало, но отлично ложится на LP-формат. А винила все нет. Почему?

— Спасибо! «Моно» — отличный альбом. Мне изначально понравилась идея выпустить его в формате всего восьми треков. Восемь — очень символичное число, знак бесконечности. К тому же я довольно активна в выпуске нового материала, после «Моно» у меня вышла новая песня «Никогда», в планах еще один интересный дуэт. Восемь треков «Моно» гармоничны и объединены одной эмоциональной темой, это абсолютно законченный продукт, очень целостный. Я не сторонник воткнуть абы каких песен в альбом, чтобы было больше материала. «Моно» состоит из сингловых треков, там нет проходных песен.

Тебя часто просят издать виниловую пластинку и вообще помнить про материю и коллекционеров, что ты думаешь об этом?

— Как раз по этой причине мы и приняли решение выпустить лимитированное издание «Моно» на CD. Каждый диск имеет порядковый номер от 1 до 300. Это специальный тираж, для коллекционеров (улыбается). У нас еще запланировано прикольное коллекционное издание cassette limited edition, например. Именно так мы представили визуально альбом на YouTube. Кстати, мой папа занимается винилом уже много лет, и он сам коллекционер, так что тема винила мне близка и знакома не понаслышке.

Как ты слушаешь музыку в спокойной домашней обстановке? Какие музыкальные носители коллекционируешь сама?

— Я ничего не коллекционирую. Вообще, обычно я слушаю тишину (улыбается). Для меня это большая редкость, когда вокруг нет других звуков. Так что я использую любую возможность побыть в тишине — мне это необходимо как воздух. Но когда занимаюсь спортом, включаю себе что-нибудь любимое просто с компа или телефона. Это удобно!

Кто исполняет «брутальный мужской бэк» в заглавном треке «Моно»?

— Это мой вокал в обработке! На альбоме я прописывала все голоса, в том числе и нижнюю октаву (смеется). Я не использую чужие бэки. Я пою сама все сессии — так, как могу.

Насколько глубоко ты погружаешься в студийную работу после записи своих партий? Ты можешь сама решить, какие будут инструментальные или иные эффекты и где нужно расставить акценты?

— Да, я полностью вовлечена в процесс! Вообще, запись песен, студийная работа — это мой любимый процесс! Я просто кайфую от него! А потом надо еще отобрать вокал, эффекты, подкрутить аранжировку при необходимости. Я очень все это люблю, весь процесс создания!

Можно ли сказать, что зарабатывать тиражированием музыки сегодня почти невозможно? Единственный способ заработка — концерты? Человек, далекий от мира шоу-бизнеса, а это подавляющее большинство людей, в самом деле не понимает, как выглядит труд и его оплата у человека на сцене, который сам пишет, поет и ведет свой бизнес. 

— Да, к сожалению, сейчас уже невозможно прожить на средства, вырученные от продажи музыки, в отличие от каких-то 10-15 лет назад, когда это были огромные деньги. Большие деньги были в основном за границей. Там не было пиратства, как в России. Так что сегодня остаются концерты, да. Ну и, конечно, если ты независимый артист, то практически все, что зарабатывается, вкладывается в дальнейшее развитие проекта. Но кстати и сейчас артисты неплохо зарабатывают со стриминга. Так что я не жалуюсь. Свой проект я финансирую сама из прибыли. У меня нет спонсоров.

У официального сайта «Тату» был магазин с мерчем. У меня есть оттуда сборник The best с вашими автографами. На сайте Lena Katina магазина нет. Почему?

— Обязательно сделаем. Для начала надо придумать побольше мерча (смеется)!

Вообще мерч как «спутник концерта» и «радость фаната» сегодня рабочий инструмент для заработка?

— Это может быть инструментом. Но на практике в России это всегда была больше имиджевая история для артиста. У нас как-то не привыкли к этому, и зачастую бывает сложно договориться с организаторами, чтобы добавить еще и мерч. Думаю, что со временем мы тоже к этому придем.

Depeche Mode еще 30 лет назад зарабатывали на мерче на концертах в США столько же, сколько на билетах. Где люди активнее в этом смысле?

— О, да! Особенно активны в Латинской Америке! Я только что вернулась из мини-тура по Чили и Бразилии. Там люди просто обожают мерч! И вообще очень активны (смеется).

Интересно, что есть в западном шоу-бизнесе из принципов и правил, чего не хватает русским коллегам?

— Сложно сказать. Искренняя радость за других? Взаимовыручка? Уважительное отношение вообще ко всем, не только к другим артистам? Профессионализм? Пунктуальность? Работоспособность? Наверное, этого у нас здесь и не хватает. И, наверное, благодаря тому что там в бизнесе крутятся намного большие деньги, там много специалистов с хорошим образованием. У нас же очень много людей-тусовщиков в шоу-бизнесе… И дела они ведут соответственно.

Поговорим о твоей работе на латиноамериканскую аудиторию. С чего началось это максимально доверительное сотрудничество с теми, для кого ты поешь на испанском?

— Началось, конечно, с бешеной популярности «Тату» в странах Латинской Америки. Когда я начала работать сольно, меня стали приглашать туда на концерты. Прием там всегда более чем теплый! Эти поклонники просто удивительные! Они учат все слова на всех трех языках — русском, английском и испанском! И, наверное, это самая эмоциональная публика, перед которой мне доводилось выступать! Это, я думаю, их национальная особенность — горячие латиносы (смеется).

Первый и последний официальный фильм-концерт «Тату» был записан в Санкт-Петербурге. Я был на том концерте. Продолжит ли Лена Катина эту традицию и когда?

— Я уже выпускала DVD live сольного концерта в Италии, так что традиция уже продолжилась.

Как часто тебе приходится решать вопросы, связанные с охраной интеллектуальной собственности?

— Ни разу еще не приходилось, если честно.

Что думаешь о цензурировании интернета под предлогом борьбы с пиратством и законностью?

— Тоже не сталкивалась. Но, на мой взгляд, везде и во всем есть своя грань, которую нужно уметь сохранять, чтобы не разрушить.

У тебя не возникает соблазна писать песни на злобу дня? От Лены Катиной можно скорее ждать трека про защиту природы или трека в защиту политических заключенных?

— Песни можно трактовать по-разному. Я не люблю вмешиваться в политические вопросы. Но я не могу не реагировать на актуальные, острые социальные темы в обществе, в котором я живу. Например, я была шокирована историей про буллинг в школе, которая была год назад. Я прочла пост мамы ребенка из города Барнаула, конечно, я не смогла не отреагировать. Я понимаю, что я публичный человек. И да, я могу привлечь к некоторым вопросам внимание СМИ, что, собственно, я и постаралась сделать. Я тогда записала видеообращение и рассказала об этой ситуации, в первую очередь чтобы привлечь внимание к истории, а также чтобы поддержать мальчика, который стал жертвой буллинга в школе. Такие истории — это всегда страшно, дети часто не понимают, что они жестоки, я сама мама и могу себе представить, какой это стресс для родителей. И я надеюсь, что мои слова были услышаны, прежде всего пострадавшим мальчиком и его мамой.

Что должно случиться, чтобы ты спела для тех, кто требует политических перемен в России? В свое время ты выступала на квир-фестивале в Петербурге, а еще раньше в «Тату» вы гениально выступили против войны в Ираке, выходя на каждое вечернее шоу в США в футболках «Х.. войне».

— Есть политика, а есть люди. То, что вы перечисляете, — это прежде всего про людей, а не про политические игры и оппозиционные настроения.

Справка «Нового проспекта»:

Елена Катина, 35 лет, дочь создателя и автора песен группы «Дюна» Сергея Катина. С раннего детства занималась спортом и музыкой. Училась в музыкальной школе по классу фортепиано. Была участницей знаменитого московского музыкального детского коллектива «Непоседы», где и познакомилась с Юлией Волковой. В декабре 1999 года первой попала в проект «Тату» по итогам кастинга. Общероссийская, а потом и мировая известность пришла к певице в декабре 2000 года после выхода сингла «Я сошла с ума». В 2001 году окончила школу и поступила в Московский гуманитарно-экономический институт на факультет психологии, который заочно окончила в 2007 году. В 2009 году дуэт «Тату» был закрыт. После этого Катина и Волкова неоднократно воссоединялись ради концертов и участия в церемонии открытия Зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 году. Несколько лет назад Лена Катина категорически отказалась от продолжения сотрудничества с Волковой. Воспитывает сына, который был рожден в браке со словенским рок-музыкантом. Катина не скрывает своей религиозности и регулярно ходит в церковь. Согласно официальному сайту певицы, ее фан-клубы существуют в 30 странах на всех континентах Земли кроме Антарктиды.