Легализация «пней», камбэки и триумфы: как прошел день голосования
Аватар пользователя Михаил Шевчук (shevchuk@newprospect.ru)
Михаил Шевчук
14.09.2020

Единому дню голосования снова не удалось стать днем разгрома партии власти. Год назад ждали, что на результатах выборов в регионах скажется поднятие пенсионного возраста, но все выдвинутые и поддержанные властью кандидаты в губернаторы набрали убедительные проценты уже в первом туре. В 2020 году перспективы «Единой России» вроде бы опять ставились под сомнение из-за эпидемии и карантина, а также серии громких протестов в стране. Но снова не сбылось.

Изобретенное по случаю эпидемии COVID-19 трехдневное голосование, судя по всему, и правда оказалось для власти удачной находкой: во многих субъектах РФ к настоящему дню голосования в воскресенье явка уже приближалась к 50%, а то и переваливала за эту планку. Конкуренты разводили руками — закрыть наблюдателями все участки на протяжении трех дней не представлялось возможным. Нарушения и следы включения административного ресурса, конечно, регулярно фиксировали, но толку от этого, как всегда, было чуть.

Голосование «на пеньках», то есть в анархического вида голосовательных пунктах-шалашах, стало картиной обыденной, и Центризбирком постановил считать его нормой. Появление этой «новой нормальности» — наверное, один из главных результатов дня выборов. Карантин все списал, в условиях форс-мажора правовые нормы признаны вторичными. Добавим к этому уже традиционные отбраковку кандидатов на этапе муниципального фильтра, прессинг кандидатов и наблюдателей,  аномальное надомное голосование — и можно считать, что набор технологий для выборов в Госдуму-2021 готов.

Впрочем, если губернаторские выборы находятся под прямой опекой Кремля, то этажом ниже, на муниципальном уровне, неожиданности все-таки случаются. Например, в Тамбове выборы в Городскую думу взяла партия «Родина». При том, что на выборах губернатора Тамбовской области единоросс Александр Никитин набрал около 80%, в городе он получил в районе 40%. Ситуация здесь занятная — отделение «Родины» возглавляет в Тамбове бывший мэр города Максим Косенков, которого в 2008 году сняли с должности и выгнали из «Единой России» после уголовного дела, связанного с похищением человека. Дело было громким, потому что пострадавший заявил, будто Косенков похитил его на почве «неразделенной любви», так что вышел, на радость СМИ, первостатейный гей-скандал с мэром-единороссом в главной роли.

Потом, правда, пострадавший признался, что оговорил мэра по просьбе следователей, уже отбывающего наказание Максима Косенкова выпустили, после чего он перешел в «Родину» и организовал, можно сказать, политический камбэк (хотя сам он в выборах и не участвовал, партсписок возглавил его отец).

Поучительная история, например, для Сергея Фургала; хотя, вероятно, свою роль здесь сыграла и затеянная Александом Никитиным перетряска «Единой России» в регионе.

Вообще, почти везде, за исключением Белгородской и Магаданской областей, на выборах в областные парламенты единороссы по партспискам получили меньше процентов, чем на предыдущих выборах в 2015 году. Тем не менее, за счет одномандатников партия власти снова получает большинство.

В Сибири относительного успеха добились соратники Алексея Навального: Сергей Бойко прошел в Горсовет Новосибирска («Единая Россия» в его округе кандидата не выставляла), Андрей Фатеев и Ксения Фадеева — в Гордуму Томска. В Томске, видимо, взбудораженном отравлением Навального, победили еще несколько оппозиционеров-самовыдвиженцев, а также представители других партий меньшинства — КПРФ, «Яблока» и других. Единороссы в итоге большинство в томской Гордуме потеряли. В Новосибирске компанию Бойко составят еще четверо представителей «Коалиции-2020», оппонирующей как единороссам, так и КПРФ.

Это первый случай, когда люди из команд Навального не только получают регистрацию на выборах, но и побеждают на таком высоком уровне как парламент столицы региона. Не менее любопытен и триумф новодельной партии «Новые люди» владельца компании Faberlic Алексея Нечаева — партия взяла более 14% на выборах в Томске, почти 8% — в Новосибирской области и преодолевает пятипроцентный барьер в Рязанской, Калужской и Костромской областях.

В Новосибирске, допустим, как подозревают некоторые оппозиционеры, «Новые люди» выехали на том, что запустили агитацию в тех же цветах, что и «Коалиция 2020». Но в целом успех созданной всего-то в марте партии примечателен. В момент появления «Новых людей» стали называть очередным проектом администрации президента — кого попало у нас, как считается, не регистрируют (хотя в списке зарегистрированных минюстом партий еще и не таких големов полно).

Сам Алексей Нечаев на эти подозрения отвечает уклончиво, лишь намекая, что в Кремле-де есть разные силы. Однако в Кремле традиционно полагают, что без условно право-либеральной партии политическая сцена неполна, в разное время оказывая знаки внимания то «Правому делу», то «Партии роста», и в этом узкопрофильном конкурсе «Новые люди», в общем, сделали серьезную заявку перед выборами в Госдуму.

Представители нечаевской партии попали и в списки «Умного голосования» Алексея Навального. Эффект от УГ уже второй год подряд становится предметом ожесточенной дискуссии — если в штабе Навального всячески подчеркивают победы кандидатов, включенных в список, то в партиях сам факт такого включения порой вызывает недоумение, а то и отторжение. И другие оппозиционеры относятся к УГ ревниво — к примеру, «яблочники» выступили с резкой критикой поддержки Ростислава Антонова в Новосибирске, »националиста, имперца и путиниста», как описал его петербургский депутат Борис Вишневский. В своем городе Антонов, впрочем, известен как активист, создатель организации »Гражданский патруль». Он входил в »Коалицию-2020», но вышел из нее.

Что касается Хабаровского края, где не утихают протесты по поводу ареста экс-губернатора Сергея Фургала, то здесь единороссы не рискнули показаться под своим флагом на муниципальных выборах. Но и ЛДПР тоже растеряла авторитет после того, как фактически отказалась поддержать Фургала — в итоге практически везде победили самовыдвиженцы. В других регионах Дальнего Востока, Магаданской области или Еврейской АО, почин хабаровцев не поддержали, там на выборах победили в основном единороссы.

Не только «Новые люди», но и другие новоиспеченные партии сумели провести своих людей в областные парламенты: так, в Рязанскую облдуму наряду с кандидатом от «Новых людей» проходит также представитель партии «За правду» Захара Прилепина, в Госсовет Коми и, возможно, ЗС Челябинской области — партия «Зеленая альтернатива». Того же добились «Партия пенсионеров» (Рязанская область) и «Партия пенсионеров за социальную справедливость» (Курганская область), хоть это и не новые партии. «Яблоко» и «Партия роста» на этом уровне потерпели фиаско, хотя и смогли получить мандаты на районных и городских выборах в ряде регионов.

Обладание мандатом на региональном уровне дает право участвовать в думских выборах без сбора подписей, так что через год нас ждет еще более пестрый состав участников. Уже 16 партий смогут стартовать без предварительного этапа. Результаты именно губернаторских выборов, впрочем, заставляют сомневаться в том, что выборы федерального уровня власть выпустит из-под контроля, разрозненность успехов оппозиции не позволяет говорить о каком-то новом угрожающем власти политическом тренде в масштабах страны, а небрежное отношение Центризбиркома к соблюдению норм способно скорее разочаровать.

Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ​