Краны опускаются. Чем настораживает план создания петербургского «Зарядья»
Doc Play Chart Chat

Идея нового парка в историческом центре на берегу Невы — это прекрасно, но точка отсчёта в виде парка «Зарядье» настораживает: соревнование со столичными образцами для Петербурга может оказаться утомительным.

И.о. губернатора Александр Беглов накануне сделал Петербургу очередной предвыборный подарок: на месте бывшего Института прикладной химии на проспекте Добролюбова, там, где сначала собирались возвести проект «Набережная Европы», а затем новое здание Верховного суда РФ, теперь решили разбить парк. Благословлять начинание прибыл лично президент Владимир Путин, который осмотрел проект и одобрительно заметил, что расположение выбрано крайне удачное, да и проект хорош: в чём-то даже «получше «Зарядья», сказал президент. Он же, напомним, парк «Зарядье» в своё время и открывал.

Положим, быть «получше «Зарядья» несложно. Конечно, если поставить вопрос так: что лучше, ГИПХ или «Зарядье», то, наверное, что угодно будет лучше ГИПХа, но вот точка отсчёта настораживает. Новый парк, судя по всему, будет соревноваться именно с московским образцом. Во всяком случае, Александр Беглов анонсировал «многофункциональную, многоуровневую культурную развлекательную зону с верхним парком и набережной».

Конечно, классика — это скучно. Что ж, площади сопоставимы, в Петербурге даже чуть больше, 13 га против 10 га, но такие соревнования до добра пока не доводили. Что в случае с площадью Труда — эти сырые безлюдные катакомбы, если кто помнит, задумывали как симметричный ответ лужковской Манежной площади. Что в случае с небоскрёбом «Газпрома» на Охте (наш ответ «Москва-Сити»). Небоскрёб в итоге построили, но его пришлось переносить на окраину, а проблем в ходе этого процесса городские власти огребли изрядно, хотя действовали вроде бы из лучших побуждений.

Неудивительно, что проживший столько лет в Москве Беглов и его команда пришли к выводу, что парк — это отличная штука для пиара градоначальника; они же видели, какой фурор среди приезжих вызывает в Москве «Зарядье». Но по той же причине длительного проживания в столице инициаторы вполне могут решить, что петербуржцев тоже нужно удивить, пойти вприсядку и непременно разбить не просто регулярный парк, а такой, чтобы все просто дар речи потеряли.

Но «Зарядье» обошлось в 14 млрд рублей, это так, к слову. Учитывая, что таких денег на парк в городе нет и не будет, а желание переплюнуть москвичей, судя по всему, имеется и немалое, есть риск получить площадь Труда-2. Место-то и правда уникальное, так что если его испортят, то раз и навсегда.

Парк на Добролюбова, с одной стороны, идея не новая: именно парк вместо «Набережной Европы» отстаивал Евгений Елин, когда работал у Валентины Матвиенко председателем КЭРППиТ; теперь, уже при Беглове, Елин стал вице-губернатором, и, наверное, он и присоветовал. С судом всё равно за шесть лет как-то не складывалось: судьи явно упирались, стройку всё время откладывали, параллельно пытаясь понять, где взять жильё для такого количества судей и аппарата.

С другой стороны, решение выглядит импульсивным. Задним числом, конечно, можно предположить: когда Смольный в конце прошлого года отменял конкурс на проведение проектных и изыскательных работ для строительства Музея блокады, он уже понимал, что вместо музея там будет суд.

Но проект парка в итоге достали, как кролика из шляпы. В конце ноября Александр Беглов, выступая в Таврическом дворце, заявил, что Смольный «делает всё, чтобы Верховный суд «переехал как можно быстрее». А всего за несколько дней до визита президента «Фонтанка.ру» сообщила, что на стройплощадке закипела жизнь. «Над строительной площадкой на проспекте Добролюбова поднялись краны, на территории работают строители и техника, лежат плиты и наметилось подобие котлована», — с воодушевлением писало издание.

На судебный квартал федеральный бюджет выделял 35,7 млрд рублей (несколько даже успели потратить), строить его подрядили структуры, близкие к скандально известному бизнесмену Евгению Пригожину, писали СМИ. Если это так, то теперь Пригожин, видимо, может сворачивать свои поднявшиеся было краны и претендовать на неустойку. Либо потребовать равноценной замены, например, в виде права реконструировать Конюшенное ведомство. Структуры «кремлёвского повара» объявились на этом объекте как раз незадолго до визита Владимира Путина («НП» подробно писал об этом). 

Судебный квартал обещают передвинуть на Смольную набережную. Тоже многострадальный участок, где ещё при Матвиенко собирались строить Орловский тоннель, при Георгии Полтавченко — сначала элитное жильё, а затем Музей блокады, а при Беглове планы снова изменились.

Это значит, что придётся заново проводить архитектурный и все остальные конкурсы на здание Верховного суда; на Музей блокады тоже, хотя с ним стало вообще всё непонятно. И на концепцию парка на Добролюбова, естественно. Поскольку все планы меняются на лету, делать придется либо долго, либо быстро, но очень дорого, «как можно быстрее» уже не получится.

В Петербурге любая крупная стройка превращается в многолетнюю проблему, а тут их стало сразу несколько. Судьи могут не захотеть обитать по соседству с «Водоканалом», борьба за строительные подряды развернется заново, градозащитники будут стенать по поводу Музея блокады, а экологи — по поводу токсичного грунта под будущим парком, в общем, всё может получиться энергично и с огоньком, как в Петербурге умеют.

Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ