Как экс-чиновник засудил соседей по коттеджному поселку

Бизнесмен Владимир Николаев, возглавлявший в 2016-17 годах комитет по ЖКХ Выборгского района Ленобласти, банкротит жилищный кооператив, управлявший коттеджным поселком Румболово во Всеволожске, где у экс-чиновника построен особняк, записанный на его 83-летнюю мать. За ходом дела в апелляции следит наш судебный репортер.

В среду 24 апреля 2019 года Ленинградский областной суд приступил к рассмотрению апелляционной жалобы бывшего председателя жилищно-эксплуатационного кооператива (ЖЭПК) «Коттеджный поселок Румболово» Андрея Красилова на решение Всеволожского районного суда о взыскании с него 6,1 млн рублей в пользу жительницы поселка Галины Николаевой. Предприимчивый сын 83-летней истицы Владимир Николаев, который на беду своих оппонентов оказался весьма влиятельным областным чиновником и довольно ловким юристом, загнал в банкротство управлявший поселком кооператив с активами под четверть миллиарда рублей, а потом затаскал по судам своих бывших соседей, требуя свои деньги сразу со всех жителей Румболово. 

По данным СПАРК, Владимир Николаев в 2016-17 годах возглавлял комитет по ЖКХ Выборгского района Ленобласти, а до этого - водоканал города Орла, а еще ранее трудился в ЦНИИ робототехники. Начал же свою карьеру он, если верить его соседям, налоговым инспектором. Еще он был совладельцем ООО «Дозприбор» (производитель датчиков в городе Обнинске Калужской области, ликвидирован в 2018 году),  а также петербургских компаний  «Пласт-троникс»,  «Строй-сервис» и  «Спектр» (не ликвидировано на сегодня только последнее ООО). 

Большинство жителей поселка (многие из которых лишь из судебной повестки узнали о существовании такого соседа) отбились от исковых требований настырного односельчанина, отделавшись лишь потрепанными нервами. Не повезло лишь экс-председателю кооператива Андрею Красилову: приставы уже арестовали два его участка на улице Барона Корфа во Всевложске в обеспечение решения суда первой инстанции. Теперь Красилов пытается оспорить эти решения Всеволожского суда в Ленинградском областном суде. За ходом этого процесса следит наш судебный репортер.

Всех не уведомишь

У двери зала №5 Ленинградского областного суда было не протолкнуться, несмотря на то, что участников рассматриваемых за ней дел допускают к ней лишь непосредственно перед их заседанием: до того они ждут приглашения в приемном зале. Все потому, что у того дела, которое нужно нам, участников хоть отбавляй: соответчиками и третьими лицами по иску Владимира Николаева косвенно являются все бывшие члены кооператива коттеджного поселка Румболово, общим числом 33 человека. 

Истец, точнее, представляющий интересы истицы Галины Николаевой ее сын Владимир, стоял у самой двери зала №5, когда к нему обратилась одна из соответчиц - Снежана Сероусова:

- Это вы же Владимир Николаев, истец? - начала она разговор. Получив утвердительный ответ, она продолжила: - Скажите, за что вы меня преследуете? Что я вам сделала? Я вас вижу сегодня в первый раз в жизни!

- Вы? Ничего. Я тоже вас в первый раз в жизни вижу. И вас не преследую.

- Вообще-то вы на меня в суд подали. 

- А, так вы - Сероусова? Ну так суд уже подтвердил, что вы мне ничего не должны. Идите радуйтесь. К вам никаких претензий. 

- А нервы? Сколько времени я на вас потратила? Кто мне это возместит?

- Ну подайте на меня в суд за ваши нервы. Что я могу еще вам предложить? Я подавал на всех членов кооператива, каких нашел: мне, знаете ли, сложно было разобраться, кто из вас имеет отношение к делу, а кто нет. Суд разобрался, меня это устраивает.

В таком стиле разговор продолжался минут десять, к нему мало-помалу подключились и другие участники процесса, которые вместе со Снежаной Сероусовой стали высказывать Владимиру Николаеву свои претензии. Наконец он не выдержал: 

- Вон, за дверью люди в мантиях, вы им это все говорите, они разберутся! Я не собираюсь с вами возвращаться в 2015 год. Не надо было перед моей матерью шлагбаум опускать в 11 вечера, в поселок ее не пускать. И жить за чужой счет не надо. 

- Это что, такой способ заработать на соседях?

- И такой способ возможен. Деньги не пахнут.

Тут у него зазвонил телефон, и он в трубку начал говорить про военную приемку (экс-чиновник пояснил корреспонденту впоследствии, что занимается не гособоронзаказом, а юруслугами, в том числе и консультирует клиентов по части ГОЗ). 

Наконец, двери распахнулись, и всех пригласили в зал. Началось заседание с ходатайства представителя ответчиков о приобщении к делу дополнений к апелляционной жалобе. И по сути этим закончилось: судья, очень внимательно выслушав это ходатайство, поставил вопрос об отложении заседания, чтобы истец или многочисленные третьи лица могли дать какие-либо возражения. Все участники оставили этот вопрос на усмотрение суда, и суд заседание отложил на 22 мая. 

- Но, если 22 мая от вас поступит еще какое-то дополнение, суд может воспринять это как злоупотребление правом с целью затягивания разбирательства, - строго предупредил председательствующий судья юриста ответчиков. 

Райский уголок

Коттеджный поселок бизнес-класса «Румболово» был построен в 2007 году девелоперской компанией «ПулЭкспресс» всеволожского бизнесмена Андрея Бочкова на Мельничном ручье (11 км Дороги Жизни). Поселок общей площадью 24 га состоит из 76 наделов по 11-27 соток, застроенных коттеджами по оригинальным авторским проектам. Кооператив «КП Румболово», сформированный путем внесения паев всеми владельцами коттеджей, провел на эти средства газ, воду и электричество, устроил уличное освещение и озеленение, приобрел участок и оборудовал детскую площадку и набережные Мельничного ручья с пешеходными и автомобильными мостами, и даже выложил дороги и тротуары плиткой. Также ЖЭПК приобрел участки, по которым были проложены улицы Барона Корфа и Матвеевская, а также Румболовский бульвар. 

Как установлено материалами судебных дел, в 2008 году Владимир Николаев купил для своей матери, 83-летней Галины Николаевой, участок 17 соток под ИЖС на ул. Барона Корфа. Впрочем, де юре, если верить представителям администрации ЖЭПК, сделка заключалась напрямую с Галиной Николаевой, а оплатили сумму покупки ($601 тыс.) две компании: ООО «Омега-плюс» и ООО «Девайс». 

Условием оформления сделки было вступление в кооператив и внесение паевого взноса - 5,5 млн рублей, которые он внес в 2012 году. К тому времени он уже достроил коттедж, в котором, если верить судебным решениям Всеволожского суда, поселилась мать.  Впрочем, соседи утверждают, что Николаев коттедж так и не достроил, и тот стоит в законсервированном виде уже несколько лет. И ни он, ни его мать там никогда не жили, и он лишь единожды привозил ее туда, чтобы зафиксировать невозможность проехать к участку.

Однако затем у него начались разногласия с застройщиком и с правлением кооператива. Началось (судя по отдельным фразам вышеописанной ругани перед дверью судебного зала) все с квартплаты: Николаеву показалось дорого платить по 20 тыс. рублей в месяц за коммунальные услуги (ответчики уверяют, что за коммуналку максимальный платеж у них составлял 14 тыс. рублей в месяц, а в основном - около 10 тыс., 20 тыс. никогда не было). Он отказался платить, за что ему временно отключили свет и воду. Кроме того, кооператив взыскал с него в суде долги - около 420 тыс. рублей по двум судебным решениям, но этих денег так и не получил, так как на счете Галины Николаевой таких средств не водилось. 

В ответ, чтобы не платить по искам ЖЭПК, Николаев вывел мать из состава кооператива, добился разграничения сетей и заключения прямых договоров с сетевиками и потребовал назад внесенный паевой взнос - 5,5 млн рублей. В разгар конфликта в 2014 году общее собрание членов кооператива постановило не пускать жильцов - не членов в поселок на автотранспорте. Формулировка - нечего пользоваться дорогой, за которую не платишь. Пешком - пожалуйста, а на машине - нет. Улицу Барона Корфа перегородил шлагбаум, за который, по утверждениям Николаева, его мама проехать не смогла. 

Николаевы оспорили это решение общего собрания во Всеволожском суде, который обязал кооператив устранить препятствие в пользовании участком (ведь поселок на самом деле является частью Всеволожска, и улично-дорожная сеть по закону общедоступна). А затем подал иск о взыскании своего пая в денежном выражении. Юристы кооператива в суде объяснили, что возвращать нечего: деньги потрачены на создание подъездных путей и другого имущества общего пользования. И выход из кооператива возможен только без пая. На что истцы ответили, что не разрешали тратить их деньги на какое-либо имущество. Также они предъявили претензию кооперативу, что тот заказал услуги по созданию инфраструктуры для подключения к сетям газо-, водо- и электроснабжения, но саму инфраструктуру на баланс не принял: ее оставил в собственности тот, кто оказал эти самые услуги.

Судья Всеволожского суда рассудила, что ЖЭПК не является товариществом собственников недвижимости, все паи в нем - возвратные, они прямо связаны с членством в кооперативе. На этом основании суд не только взыскал с ЖЭПК 5,5 млн рублей внесенных Николаевой средств, а также проценты за последние несколько лет - около 1,2 млн рублей. «Центральный аргумент суда был в том, что мы - это кооператив, - говорит представитель ответчиков. - Суд не принял во внимание, того что в законодательстве РФ на момент регистрации кооператива не существовало более приемлемой правовой формы юридического лица, которая бы соответствовала потребностям собственников земельных участков и возведенных на них жилых домов, чем жилищно-эксплуатационный потребительский кооператив. Впоследствии законодатель предусмотрел возможность создания ТСН, но наш кооператив к этому моменту уже был в множественных судах с Николаевыми».

Ответчики в суде Всеволожска не присутствовали, поэтому судья не услышала их возражений. Ими они поделились с корреспондентом «НП», который задал им соответствующие вопросы. Суть возражений в том, что кооперативу на балансе трубы и провода не нужны, у него нет ни компетенций, ни возможности содержать их. Поэтому застройщик поселка передал сети в собственность сетевым организациям, а до того момента держал их у себя на балансе. «Сети электроснабжения, водоснабжения, газоснабжения и канализации, были переданы в собственность эксплуатационных организаций, с правом их бессрочного и безвозмездного пользования жителями коттеджного посёлка «Румболово», - говорят посельчане. 

Испарение активов

На момент этих разборок активы кооператива по балансу составляли около 250 млн рублей (из которых 208 млн - основные средства). Но в декабре 2017 года, когда Николаев выиграл первый суд о взыскании денег, все члены кооператива приняли решение о выходе из него, забрав - по примеру, поданному Николаевым - свои паи. Без них на балансе кооператива осталось имущества на 2,8 млн рублей. А судебные приставы, которые пришли и осписали все, что осталось, оценили имущество и вовсе в 475 тыс. рублей. Тогда истец начал искать тех, к кому можно предъявить претензии, оставшиеся неудовлетворенными после этого.

«Сначала они провели собрание, на котором решили выплатить мне мой пай. Я видел его протокол, - говорит Владимир Николаев. - Но потом избавились от имущества, передумав платить».

Действительно, Владимир Николаев прислал корреспонденту «НП» скан протокола заседания правления кооператива, в котором обсуждался вопрос передачи Галине Николаевой и еще четверым желающим ЖЭПК, в собственность части дорожного покрытия улицы Барона Корфа в счет возврата паев. Но правление постановило оставить это имущество оценочной стоимостью 15 млн рублей на балансе кооператива с формулировкой «В связи с отсутствием согласия указанных лиц принять это имущество». По словам Владимира Николаева, у его матери никто не спрашивал согласия.

По словам представителя ответчиков, жители поселка вовсе не хотели платить из своего кармана соседу, который не захотел жить по общим правилам: никто из посельчан перед Николаевым ни в чем не виноват и тем более ему ничего не должен, так как фонд формировался из взносов всех домовладельцев. Именно поэтому они решили забрать свои паи, а затем организовать ТСН, передав ему на баланс все имущество, которое забрали в виде паев из кооператива. А для удовлетворения требований Николаева на балансе ЖЭПК оставили дорожное покрытие на дороге общего пользования, ведущей к его дому. 

«Ведь Николаев такой же житель поселка как и все остальные и не имеет преимущественного права получения денежные средств перед другими жителями. Тем более все денежные средства, полученные в результате внесения паевых взносов были потрачены на создание инфраструктуры поселка, что существенно увеличило стоимость участков к нем, в том числе и дома Николаева. В случае получения денежных средств Николаевым здесь можно говорить о получении им неосновательного обогащения за счет других членов ЖЭПК», - говорит представитель ответчиков.

Со своей стороны Николаев пошел чисто юридическим путем: раздобыл адреса части из них и подал на них в суд, формально воспользовавшись нормой закона о кооперативах, по которым члены таковых несут субсидиарную ответственность по их долгам. И потребовал свои 6,1 млн рублей со всех соседей по поселку. Однако судья София Береза, рассматривавшая все другие споры с участием Николаева, рассудила, что вышедшие из кооператива бывшие члены к субсидиарной ответственности привлечены быть не могут, а вот с бывшего председателя ЖЭПК Андрея Красилова взыскать можно всю требуемую сумму за вычетом стоимости балансовых активов в 476 тыс. рублей. Причем, говорит адвокат ответчика, факт его председательства судья взяла из выписки из ЕГРЮЛ, проигнорировав принесенные им документы, доказывающие его выход из кооператива. 

«Мне все равно, где вы возьмете эти деньги, не хотите платить - идите банкротьтесь!» - заявил оппонентам в коридоре суда Владимир Николаев. Юристы ответчиков корреспонденту «НП» рассказали, что теперь, в связи с возбуждением дела о банкротстве кооператива, планы жильцов на создание ТСН в поселке под вопросом: если конкурсный управляющий ЖЭПК будет оспаривать решение о выходе и возвращать выведенное имущество, а затем продавать с торгов детскую площадку (под которой теоретически можно построить еще один домик, если ее снести), ажурные решетки, будку КПП со шлагбаумом и плитку дорожного покрытия, то затраты на создание ТСН и передачу ему всего этого имущества - около полумиллиона рублей - никто жильцам не вернет.