Голос твой — как музыка. Как создателю видеоролика защититься от претензий диктора
Яна Усманова, «Григорьев и Партнеры»
Аватар пользователя Читатель
18.09.2019

Старший юрист Юридического Бюро «Григорьев и Партнеры» Яна Усманова — о том, как продюсеру защититься от злоупотребления дикторами рекламных видеороликов своими интеллектуальными правами на аудиовизуальное произведение.

В рекламном бизнесе создатели видеороликов (в терминологии законодательства РФ - аудиовизуальных произведений) часто сталкиваются с вопросом получения прав на использование персонажей, песен, стихотворений и прочих результатов интеллектуальной деятельности, которые они хотят включить в такие видеоролики. По телевизору и в Сети часто можно увидеть рекламу, представляющую собой видеоряд с записью голоса диктора, описывающего преимущество рекламируемого товара. И мы с вами не представляем, с какими проблемами и непредвиденными затратами сталкивается рекламодатель при использовании голоса диктора — даже после получения исключительных прав на такую аудиозапись.

Гражданским Кодексом РФ предусмотрено, что при каждом публичном воспроизведении ролика автор музыкального произведения, включенного в такой ролик, имеет право на вознаграждение, даже при отсутствии у него исключительных прав. Соответственно, даже при передаче исключительных прав создателю ролика автор аудиозаписи может претендовать на дополнительное вознаграждение. Но относится ли запись диктора к музыкальным произведениям? Интуитивно мы можем ответить на этот вопрос отрицательно. Однако интуитивное понимание — субъективно, тогда как законодательство не содержит определения музыкального произведения, поэтому риск признания голоса диктора музыкальным произведением есть. А в этом случае диктор будет вправе требовать вознаграждения, даже если права на использование звукозаписи будут принадлежать продюсеру — создателю ролика. 

Как можно эффективно нивелировать возможность взыскания диктором дополнительного вознаграждения?

В тексте договора с правообладателем (например, звукозаписывающей компанией или диктором) можно исключить применение положения закона о праве автора на вознаграждение при каждом воспроизведении видеоролика. Однако положение ГК РФ об этом суд может признать императивной нормой, применение которой не может быть исключено соглашением сторон, поскольку она защищает права слабой стороны — автора произведения. Тогда положение договора, исключающее применение такой нормы, может быть признано противоречащим закону, а вознаграждение диктору — подлежащим выплате. 

Как же быть создателю видеоролика? Требовать от правообладателя при заключении договора представить письменное заявление диктора об отказе от своих прав на вознаграждение при каждом воспроизведении? Тоже малоэффективно, потому что такой отказ не влечет правовых последствий в силу прямого указания закона.

Мне представляется, что в условиях действующего правового регулирования риски взыскания с продюсера вознаграждения за воспроизведение видеоролика, в котором использована запись диктора, можно компенсировать лишь одним способом — экономически переложив их на лицо, предоставившее продюсеру исключительное право на такую запись (в частности, таким лицом может быть звукозаписывающая компания). Оно прямо или косвенно регулирует порядок и размер оплаты услуг диктора, соответственно, он может учесть право на дополнительное вознаграждение при установлении цены договора с диктором. В этом случае фактически в цену услуг диктора будет включена как стоимость исключительного права, так и вышеуказанное дополнительное вознаграждение.

Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ