Александр Почуев, ПЗП
«Эта мантра позволяет посадить за решетку любого предпринимателя»
Александр Почуев, МКА «Почуев, Зельгин и партнеры»
Аватар пользователя Читатель
11.03.2020

Президент международной коллегии адвокатов «Почуев, Зельгин и партнеры» Александр Почуев на второй совместной с юрфаком СПбГУ практической конференции «Уголовно-правовая защита бизнеса 2020» рассказал о том, как эффективно противодействовать незаконному уголовному преследованию. В целом — никак. А в частностях — кое-как.

Эффективное противодействие незаконному уголовному преследованию бизнеса… фактически, наверное, не существует. Эта тема очень интересует бизнес, но в реальности она как таковая отсутствует. Но это в общем. А в частностях, наверное, да, она есть. Почему нет? Потому что на практике существует фактическое процессуальное неравенство сторон в уголовном процессе.

Когда следствие, обладая всем репрессивным механизмом государства, предпочитает в самом начале расследования уголовного дела разменять карту свободы человека, вывести его по возможности на досудебное соглашение (хотя сейчас практика по досудебным соглашениям становится все сложнее, но до сих пор до 90% уголовных дел в бизнесе идут в рамках особого порядка или досудебного соглашения). И, когда защита входит в уголовное дело, наш клиент, как правило, находится в изоляторе временного содержания, и решается вопрос о мере пресечения. И здесь уже торговля защитника со следователем практически невозможна, потому что следствие уже на сильных позициях и выторговывать уже нечего. В общем, хотя де юре обе стороны имеют возможности доказывать свою правоту и отстаивать свою позицию, де факто у следствия инструментарий гораздо шире.

А, когда мы пытаемся апеллировать к достопамятной мантре Дмитрия Анатольевича Медведева — «не надо кошмарить бизнес» — и принятым на ее основе законодательным актам, запрещающим необоснованное заключение под стражу предпринимателей, в ответ мы получаем волшебную формулировку, что расследуемые события не относятся к экономической деятельности. Эта мантра позволяет им посадить за решетку любого предпринимателя. И тут хотелось бы сказать, что иногда надо руководствоваться не только буквой закона и сложившейся практикой, но и духом закона. Чтобы бизнес не умер окончательно в ближайшие два-три года, надо делать тезисы о равенстве сторон и необходимости защищать предпринимателя реально работающими. Причем, чтобы они работали прежде всего в голове. Потому что это ментальный сдвиг в головах наших правоохранителей. Я подчас в приватных беседах со следователями просто ругаюсь: они всех наших клиентов называют жуликами. В менталитете следователя, прокурора, любого представителя силовых органов, предприниматель жулик, мошенник — его надо третировать.

В итоге у нас так и не сложился средний класс, а теперь остатки его вымрут — и что мы с вами будем делать в таком государстве?

Теперь про материально-правовой аспект. Вроде бы и пакет документов нормальный, и экспертиза пройдена, а выходит на проверку БЭП и делает свою экспертизу, которая ему оценивает, как ему надо. Я даже не говорю про какие-то заказные случаи: просто в силу априори репрессивного подхода они делают свою экспертизу — и дальше, даже если есть решение или судебный акт иного характера, преюдиция для них не работает. И мы получаем нормальный приговор. А дальше попытка пересмотреть по вновь открывшимся обстоятельствам даже вступившие в силу решения арбитражных судов.

Теперь о некоторых механизмах реально эффективной уголовно-правовой защиты бизнеса на практике. Есть такое волшебное слово «комплаенс». К сожалению, для среднего и мелкого бизнеса это слово у нас совершенно чуждое, инородное, непонятное. Все с ним сталкиваются в рамках банковского сопровождения — когда банк запрашивает документы по каким-то крупным переводам денег — но бизнесмены в сфере стройки вообще не понимают, зачем этот комплаенс нужен. Так вот, для среднего бизнеса, который начинает сталкиваться с госзакупками или достигает больших оборотов, комплаенс необходим.

Если же дошло до дела, то защита бизнеса выражается и в количестве документов, которые защита подкладывает под работы или услуги: построенного дома, поставленной воды на столе — все это должно быть доказуемо. Я в своей практике сталкиваюсь с тем, что следствием доказательства толкуются с обвинительным уклоном, и, чего ни представляй в защиту, это не работает, может быть даже раздражает следователя и стимулирует его к другим репрессивным мерам.

Есть еще такая процессуальная мелочь, которая может оказаться эффективной мерой защиты — это готовность участника хозайственного оборота к возможному применению против него тех или иных мер уголовно-процессуального воздействия: обыскам, осмотрам. Важно иметь наготове адвокатскую группу, причем, чтобы у нее было налажено взаимодействие, информационный обмен с внутренними юристами компании. Почему группа? Потому что, мы сами с этим в практике сталкиваемся: когда начинаются оперативно-следственные действия в пяти-шести адресах — в офисе, на производстве, по месту жительства — важно, чтобы у клиента была возможность привлечь соответствующее количество адвокатов. И важно, чтобы адвокаты работали в связке с сотрудниками компании, чтобы в офисе, где работает два-три следователя, такое же количество оперативных сотрудников, плюс привлеченные специалисты, один адвокат не бегал беспомощно между ними, пытаясь контролировать всех сразу. Адвокат тоже должен иметь такую же команду из числа внутренних юристов компании, а лучше, чтобы и сам адвокат был не один, а целая группа адвокатов. Их командная игра влияет на многие процессуальные последствия этих следственных действий. И эффективность от этого сильно повышается. И выявление процессуальных нарушений со стороны следствия дает адвокатам возможность как-то торговаться со следствием относительно судьбы клиента.

Но к сожалению наш бизнес настолько беден, что не может себе позволить предварительно заключать с адвокатами соглашения, проводить комплаенс — и поэтому оказывается не готов к следственным действиям. В итоге следствие делает все, что хочет.

Резюмируя, я бы сказал, что основная линия уголовно-правовой защиты бизнеса сегодня — это не бездумное противодействие следствию, закидывание бессмысленными ходатайствами и создание раздражающих факторов, а разумный конструктивный диалог со следователем. В ходе такого диалога следователь даже может вспомнить, что он не процессуальный оппонент нам, а независимый орган, выясняющий объективную истину. Подчас это гораздо эффективнее и лучше для клиента.