Бизнесмены об «эффекте Голунова»: «Мы на такое не способны. Революции делают люди, которым нечего терять»

«Новый проспект» поговорил с петербургскими бизнесменами и выяснил, готовы ли они выйти на защиту своих коллег, которые стали жертвами уголовного преследования. Все они выразили восхищение сплоченностью журналистов. Но усомнились в том, что на такое способны предприниматели.

Дело «Ивана Голунова» сплотило представителей журналистского сообщества. Впервые власти имели дело с профсоюзными (пусть и объединились журналисты по неформальному признаку) волнениями представителей СМИ. И система вынуждена была отступить, освободив журналиста из-под стражи. За процессом наблюдала вся Россия, включая представителей бизнес-сообщества. Волнения продолжались и в День России — в Москве в ходе несогласованного властями шествия были задержаны несколько сотен человек, в Петербурге состоялся протестный флешмоб, трансляцию которого «Новый проспект» вел в своем телеграмм-канале. Вернувшись с акции протеста, мы поговорили с петербургскими бизнесменами и выяснили, готовы ли они выйти на защиту своих коллег, которые стали жертвами уголовного преследования. За последние годы таких примеров было немало — например, Майкл Калви в Москве, Дмитрий Костыгин в Петербурге и многие другие. Не говоря уже о бизнесмене Валерии Пшеничном, который просто не вышел из СИЗО — он был подвергнут издевательствам и погиб. Большинство предпринимателей, опрошенных нами, уклонились от ответа. А те, кто откликнулся, признали, что бизнес-сообщество вряд ли может продемонстрировать подобное единение в критический момент. Слишком велики риски.

Георгий Богачев, владелец базы отдыха «Илоранта»:

— То, что парня удалось вызволить, — новость радостная. Омрачает положение то, что это единичный случай, можно сказать, исключение из правил. Множество других людей продолжают страдать от различного произвола со стороны органов власти, а доверие к правоохранительной системе капитально подорвано. Системная проблема заключается в том, что противоречия в обществе не имеют выхода, отсутствуют общественно-политические лифты для активных граждан, система старательно давит все, что может ей угрожать. Однако подавление этой проблемы не поможет, рано или поздно произойдет «взрыв», который уже невозможно будет удержать в рамках. Вряд ли это произойдет в среде бизнесменов, слишком велик страх за нажитое, которое могут отнять. Обычно революции делают люди, которым нечего терять, а также молодые, у которых нет страха за себя, родных и близких. И какие барьеры ни строй, ничего не поможет. Чем дольше власть консервирует ситуацию и себя в этой ситуации, тем масштабней и трагичней будут последствия для общества. Другое дело, мы не знаем, когда это случится, может завтра, а может — через 10 или 20 лет.  

Алексей Фурсов, президент «Евразия Холдинг»:

— Вся эта сложившаяся ситуация с Голуновым выявила некомпетентность наших правоохранительных органов. Сложно судить о виновности или невиновности Голунова, но даже если допустить мысль о том, что обвинения в его адрес справедливы, то доказательная база нулевая. Розыскные работы и подготовка к ним проведены непрофессионально, неаккуратно.

Александр Затуливеров, ресторатор, генеральный директор управляющей компании «СкайРест»:

— Как ни странно, моя реакция на сложившуюся ситуацию с Иваном Голуновым — это зависть. Есть много примеров, когда наших коллег-рестораторов обвиняли и наказывали незаслуженно. Вина всех этих людей ставится под большое сомнение. Но никто не из нашего профессионального сообщества открыто не выступил в защиту, как это сделала журналисты. Журналисты — молодцы! Они привлекли такое всеобщее внимание к этой истории, что ее уже невозможно было скрыть. Смогли кардинально поменять вроде бы безвыходную ситуацию.

Дмитрий Лехмус, партнер Rusland SP:

— Иван Голунов стал встряской для системы. Если в журналистском сообществе его имя было известно, то для бизнесменов это имя совсем недавно не значило ничего. Но его история еще раз показала слабость и некомпетентность правоохранительных органов: сфабрикованное дело развалилось просто по кускам. 

Андрей Степаненко, генеральный директор ОАО «Российский аукционный дом»:

— Я восхищен той сплоченностью, которую показали журналисты. Возможно, я скажу немного пессимистично, но мне кажется, что бизнес-сообщество на такой поступок не способно — просто взять и выйти на защиту своего коллеги. Это связано не столько с единением людей внутри этого огромного коллектива, сколько с тем, что бизнес — это конкурентная среда, и когда один человек по той или иной причине теряет свое место «под солнцем» — его нишу тут же рвутся захватить другие предприниматели.

Антон Георгиев, учередитель ООО «Медовый дом»:

— Безусловно, я слышал о деле Ивана Годунова, все мы находимся в одном информационном пространстве. Если говорить о моей позиции, как представителя бизнеса, то скажу следующее: бизнес не должен вмешиваться в политику. Каждый должен заниматься своим делом.

Андрей Тетыш, председатель совета директоров «Агентства развития и исследований в недвижимости» (АРИН):

— По делу Ивана Голунова у меня есть два комментария. Первый: для большинства был совершенно очевиден тот факт, что дело сфабриковано, и не меньшее возмущение вызывало то, что сделано это было абсолютно непрофессионально. Оставалось только ждать, как разрешится это вопрос. И впервые у меня на глазах за всю историю современной России система была сломана. Глава МВД Владимир Колокольцев лично объявил, что с Ивана Голунова сняты все обвинения. Не менее важным стало и то, что одновременно прозвучала информация о конкретных мерах, принятых в отношении как исполнителей, так и руководителей различного ранга, которые понесут ответственность за содеянное.

От редакции «Нового проспекта»:

— Что тут можно посоветовать руководителям нашего государства? Прекратите сажать людей за то, что они криво на вас посмотрели. Поддерживайте предпринимательство, создавайте тепличные условия для стартапов, выращивайте малый и средний бизнес. Лелейте и берегите его. Вот вам самый надежный и спокойный электорат.

Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ

Ранее на эту тему:

Отпустили! «Дело Голунова» — что это было и что теперь будет

Тотальная фальсификация. Почему дело Ивана Голунова важнее, чем ПМЭФ