Анна Сенаторова: «Наследственный фонд господина А.»

Старший юрист «Дювернуа Лигал» Анна Сенаторова о том, как бизнесменам поколения 90-х организовать передачу бизнеса детям с помощью наследственного фонда - нового инструмента в российском праве. 

Представим себе ситуацию, что у господина А. есть серьезный бизнес либо активы. При этом господин А. дважды женат. От первого брака у него двое взрослых детей, во втором браке у А. тоже есть дети, при этом еще один из них несовершеннолетний. Бывшая супруга и совместные дети с ней, фактически, находятся на содержании А. О великой дружбе между братьями с сестрами отцу приходится только мечтать, отношения между бывшей и нынешней супругой скорее можно охарактеризовать как «терпимые».

Отметим, что поддержание бизнеса и активов, поддержание состояния «на плаву» предполагает взаимодействие с иными лицами, партнерами, а значит исполнение взаимных обязательств, предоставление соответствующих гарантий, заверений.

Презюмируем - на построение и формирование имеющегося бизнеса и активов затрачены годы либо немалые силы.

Детям подобное «бизнес плавание» само по себе чуждо, как и обоим супругам (причины не будем уточнять). Иными словами, такие наследники не способны эффективно управлять детищем господина А., да и партнеры его названным наследникам не доверяют - такие вот выводы сделал господин А.

Усложним: господин А. у нас гражданин Российской Федерации, на дворе 2019 год и санкции в отношении России в полном разгаре, а значит, можно предположить, что отдельные права и возможности для нашего действующего лица за пределами России ограничены, а действия, даже на перспективу, рискованны. Эвакуация бизнеса из России невозможна либо такой вопрос вообще не стоит или не может стоять на повестке дня априори, исходя из национальных интересов, например.

Обо всем выше сказанном помнит господин А., и соответственно, ищет правовые механизмы для сохранения своего бизнеса и активов на случай своего ухода туда, где нет бизнеса, акций и долей, а единственным активом являются добрые дела. После ухода наследодателя и открытия наследства существует потенциальный риск дробления, смены ориентиров и направления бизнеса. У господина А. болит голова также и о том, как продолжить поддерживать финансово обе свои семьи без вынужденного раздела бизнеса после своего ухода.

И здесь для решения как раз подобных задач был заимствован из иностранных юрисдикций такой институт, как наследственный фонд. Напомним, правила о нем вступили в силу с 1 октября 2018 года.

Особенность наследственного фонда заключается в том, в нем должны иметь возможность «аккумулироваться» все активы собственника либо их часть, а доходы от управления такими активами могли бы далее направляться на выплату другим лицам, которых наследодатель определил в своем завещании.

Но не все так просто.

По букве закона наследственный фонд учреждается на основе имущества наследодателя и во исполнение воли последнего, выраженной в открытом завещании. Фонд управляет полученным в порядке наследования имуществом  бессрочно или в течение определенного срока - это как решит наследодатель.

Неотъемлемой частью соответствующего завещания закон определяет решение завещателя об учреждении наследственного фонда, устав фонда, а также условия управления фондом. В решении об учреждении наследственного фонда завещателю следует определить лицо, которое будет выполнять функции единоличного исполнительного органа наследственного фонда (физическое либо юридическое лицо) либо определить членов коллегиального органа фонда.

Но есть нюанс: эти лица откажутся войти в состав органов фонда, его государственная регистрация станет юридически невозможной. Нужно учитывать данный риск. Например, по нашему мнению, полезно будет предусмотреть «запасных» управленцев, заручиться заранее письменными согласиями соответствующих лиц для уменьшения риска (хотя на текущий момент с письменными согласиями в данном контексте не все и однозначно).

Учитывать также нужно и то, что, если после учреждения фонда возникнет необходимость в замене его органов управления, и таковые не будут сформированы в течение года, фонд подлежит ликвидации.

Сам порядок управления фондом, который утвердил наследодатель, поменять уже будет невозможно. Исключение составляют лишь случаи, когда управление наследственным фондом на прежних условиях стало невозможно по обстоятельствам, возникновение которых при создании фонда нельзя было предполагать, а также в случае установления факта недостойного наследника. При этом придется обращаться в суд, доказывать наличие соответствующих обстоятельств.

Полагаем, здесь разгрузил бы умы типовой устав наследственного фонда, включающий альтернативные варианты управления фондом, в том числе в связи с изменением определенных обстоятельств. В любом случае соответствующие альтернативные варианты имеет смысл предусмотреть в самом уставе фонда.

Какие нормы могли бы указывать на возможность направления доходов от управления бизнесом/активами фондом указанным наследодателем лицам (детям, например)?

Так, нормы о наследственном фонде устанавливают, что условия управления фондом должны включать в себя положение о передаче определенным третьим лицам («выгодоприобретателям» фонда) всего имущества наследственного фонда или его части, в том числе при наступлении обстоятельств, относительно которых неизвестно, наступят они или нет (пункт 4 статьи 123.20 Гражданского кодекса РФ).

Возможность передачи имущества фонда или его части может быть также установлена гражданином-наследодателем в отношении отдельных категорий лиц из неопределенного круга лиц (так называемые «отдельные категории лиц»). Какие лица здесь конкретно понимаются, а также, какие у ни права, закон не разъясняет.

К выгодоприобретателям, права которых (в отличие от «отдельных категорий лиц») законодательно определены, закон относит любых участников регулируемых гражданским законодательством отношений, за исключением коммерческих организаций. Права выгодоприобретателей неотчуждаемы, на них не может быть обращено взыскание по обязательствам выгодоприобретателя, по обязательствам фонда последние не отвечают.

Что касается выгодоприобретателей, то здесь вполне могут выступать как раз дети, родители и супруга наследодателя (как прямые наследники «первой очереди»), почему бы нет?

Каким образом (в каких юридических рамках) осуществляется передача имущества фонда указанным лицам, законодатель также умолчал, что на данном этапе создает сложности соответствующего правового регулирования. Законодатель лишь указал, что сам порядок передачи выгодоприобретателям фонда или отдельным категориям лиц всего имущества фонда или его части, в том числе доходов от деятельности фонда, должен быть определен условиями управления фондом.

По нашему мнению, уменьшить пробелы законодательного урегулирования в вопросах функционирования и управления наследственным фондом мог бы, опять таки, типовой устав наследственного фонда.

Вернемся к созданию фонда.

Создание наследственного фонда запускается после смерти гражданина, который предусмотрел в своем завещании создание последнего, по заявлению, направляемому в уполномоченный государственный орган нотариусом, который ведет наследственное дело. Сам наследственный фонд рассматривается в качестве наследника по завещанию.

Закон устанавливает, что ведущий наследственное дело нотариус, направляет в уполномоченный государственный орган заявление о государственной регистрации наследственного фонда не позднее трех рабочих дней со дня открытия наследственного дела после смерти гражданина-учредителя.

В этой связи здесь надо учесть следующие нюансы.

Для начала, наследство должно сначала юридически открыться, поэтому необходимо будет совершить действия, направленные на открытие наследства.

Между тем, само наследственное дело само по себе автоматически не открывается.

Необходимо будет также дождаться, пока документы по учреждению наследственного фонда получит нотариус, непосредственно ведущий наследственное дело. Здесь нужно понимать, что нотариус, удостоверивший завещание в отношении фонда, может и не быть впоследствии нотариусом, ведущим наследственное дело.

По этой причине риск того, что нотариус будет уклоняться от отправки документов на государственную регистрацию фонда также исключать нельзя, равно как и оспаривания самого завещания по учреждению фонда (например, предположительно, неправомерная передача имущества, спор по выделу супружеской доли, иное нарушение закона или нарушение чьих то прав).

Между тем, законом установлено, что наследственный фонд не подлежит регистрации по истечении одного года со дня открытия наследства. Если ответственный нотариус не спешит, то придется обращаться в суд.

Для минимизации обозначенных рисков, наследодателю стоит назначить исполнителя завещания (так называемого «душеприказчика»), права и обязанности которого прямо урегулированы законом (положениями статьей 1133-1334 Гражданского кодекса РФ).

Так, душеприказчик, наравне с выгодоприобретателем, наделен правом оспаривания действий «забывчивого» либо неспешащего нотариуса. И не только. Более того, в завещании, условия которого предусматривают создание рассматриваемого фонда, завещатель может указать также полномочия исполнителя завещания по совершению фактических и юридических действий, связанных с его созданием. Данную возможность имеет смысл не игнорировать.

В заключение хотелось бы отметить следующее.

Говорить о том, что на законодательном уровне проработан должным механизм для быстрого получения наследственным фондом статуса юридического лица, что необходимо для беспрерывного (бесперебойного) функционирования бизнеса, пока, конечно, преждевременно.

Без внимания законодателя осталось еще много вопросов (например учет супружеской доли, опосредование передачи имущества фонду), сам институт наследственного фонда должен полностью встроиться, как минимум, в систему норм семейного, корпоративного права.

Соответствующие риски, вероятно, должны закладываться при структурировании сделок.

Конечно, ввиду того, что применение рассматриваемого правовой механизма стало возможным лишь с сентября 2018 года, практика его непосредственного использования еще не сложилась.

Обычно, судебная практика по той или иной новелле начинает формироваться где-то через один два года, тогда становятся более четко виды пробелы в правовом регулировании, а значит, яснее получают свое очертания риски. С учетом особенностей самого рассматриваемого правового института, мы полагаем, практика сложится еще позднее. Дальнейшее регулирование рассматриваемого вопроса со стороны законодателя мы пока не усматриваем. Но, согласитесь, институт интересный, и придется работать с теми нормами, что имеем.

Поэтому, есть надежда на то, что процесс создания наследственных фондов будет, всё-таки, запущен на практике, по крайней мере, интерес к данному правовому институту в бизнес кругах имеется. Полагаем, что толчок к использованию наследственных фондов по своему назначению могут дать отдельные экономические и политические факторы, будем наблюдать.

Важно упомянуть, что нотариусы уже вооружены нормами права в отношении нотариальных действий, касаемо создания наследственных фондов, и будут на данный момент руководствоваться Письмом Федеральной нотариальной палаты «О порядке учреждения нотариусами наследственных фондов» от 29.08.2018 N 4299/03-16-3.