Алёна Енова: «Отельеры уже привыкли к перманентному стрессу»
Алёна Алёшина
Аватар пользователя Читатель
01.04.2020

Пандемия вогнала петербургских отельеров в стагнацию. Хуже всего себя чувствуют владельцы небольших хостелов и отелей. О том как пережить этот кризис «Новому проспекту» рассказала основатель компаний HotelKit и Hotelinstinct и совладелец «ТАЙГА House» Алёна Енова.

Алёна, хочу с вами поговорить не столько о пандемии, сколько о жизни после того, как мы ее победим. На ваш взгляд, какая сфера и отрасль в этот период будет наиболее востребованной? Могу только предполагать, что после массовой самоизоляции народ рванет путешествовать! А вы как считаете?

— Как мне кажется, первым процесс восстановления начнет общепит: он будет востребован после того, как самоизоляция закончится — нам всем нужно будет проводить встречи с коллегами, друзьями, а кто-то, может, захочет и отметить пережитое. Также сейчас закрывается много бизнесов, они съезжают со своих офисов, а значит, много переговоров после окончания эпидемии коронавируса будет происходить в ресторанах и кафе. Гостиничная отрасль тоже поднимется с колен, но несколько позже и не вся сразу. В первую очередь, на мой взгляд, восстановится внутренний туризм — россияне отправятся проведать друзей, родственников. Не будем забывать, что приближается высокий сезон, это период самого активного внутреннего туризма.

Правда есть нюанс: отечественным предприятиям приходится сокращать штат и снижать размер заработной платы. Многим компаниям платить нечем — работа остановлена. Так что для восстановления отрасли мало одного желания, необходимы еще финансовые возможности путешественников. И если цены на авиаперелеты и железнодорожные билеты сохранятся на доступном скидочном уровне, то надежда на восстановление отрасли еще теплится. Если по окончанию периода самоизоляции не будет поддерживаться доступная система перелетов, то тогда все будет очень печально. Денег у людей не будет ни на что.

Иностранцы, в принципе, давно говорят о дорогих перелетах по России и сложностях с визами. В этом году туризму нашего города сделали подарок — внедрили онлайн-визы, но пандемия спутала все карты. Уверена, что и после карантина Петербург сохранит звание культурной столицы России, останется ведущей дестинацией мира, и туристы — и из России, и со всего мира — также поедут в Северную столицу. Нам это очень нужно!

Но сможет ли Петербург сохранить достойное место в маршрутах туристов? Как вы намерены привлекать гостей: скидками или гигиеническими мерами?

— Если мы сейчас покажем всему миру, что Россия проигнорировала все санитарные требования и ничего не сделала, чтобы остановить распространение вирусной инфекции, то это туризму, конечно, не поможет.

Но уже ясно, что Петербург внимательно отнесся ко всем санитарно-эпидемиологическим требованиям, а это значит, что нам не нужно будет делать каких-то особенных шагов. Россия ведет борьбу с вирусом, опираясь на мировой опыт, в соответствии с медицинскими протоколами, доказавшими свою эффективность. Мы рассчитываем, что данных шагов будет достаточно, чтобы сохранить туристическую привлекательность как всей России в целом, так и Петербурга в частности.

А если говорить о скидках… огромных дисконтов не будет. Отельеры просто не в состоянии бесплатно отдавать номерной фонд — сейчас сфера терпит невозможные для своего существования убытки. Наш город может предложить варианты размещения на любой вкус, сегмент и кошелек. При огромной конкуренции в Петербурге практически все работают по соотношению «цена-качество». 

Мы, отельеры, надеемся, что цены снизят перевозчики, это поможет нам удержать доходность туриндустрии хотя бы на жизнеспособном уровне.

Мировая экономика вновь на пороге кризиса. И о глубине его можно только догадываться. Не секрет, что пандемия поставила перед бизнесом нелегкий выбор: что ценнее — люди или деньги? В зависимости от ответа они или отправляют сотрудников на карантин и сохраняют им зарплату, или сокращают штат? Как вы для себя решили эту задачу?

— Я постоянно задаю себе этот вопрос. И понимаю, что для меня «или» не существует. Но еще я задаю себе и другой вопрос: чего я хочу? Я понимаю, что хочу продолжить свое дело, на развитие которого отдала больше 10 лет жизни. И я понимаю, что для меня сейчас очень важно удержать и помещения, и команду — это основополагающие столпы. Мы вкладываемся в сотрудников, мы их направляем на обучение, мы взращиваем каждого члена нашей команды. И отпускать хоть кого-то я сейчас не хочу. В лучшем случае вся эта неразбериха продержится полтора-два месяца. Этот период я готова выплачивать заработную плату своим сотрудникам деньгами из своего семейного бюджета. Но если это продержится более полугода и захватит высокий летний сезон, далее это будет бизнес ради бизнеса, а значит, что средств к существованию и развитию не просто самих отелей, но и себя самого просто не будет у большинства отельеров.

Сейчас время турбулентное, и очень хорошо делать срез по команде: кто лоялен, кто из сотрудников верен команде и принципам компании. Очень многие мои люди сами подходили ко мне и спрашивали: что мы можем сделать, чтобы сохранить наше общее дело, что мы можем сделать бесплатно для компании, мы хотим помочь! Меня это предложение очень растрогало! Я искренне ценю свою команду и держать ее буду до последнего, даже если придется вскрывать семейные кубышки. Толковый, профессиональный, а еще и лояльный, и верный компании персонал в нашей индустрии — на вес золота.

Надо ли сейчас вкладывать деньги в образование персонала? На какие курсы лично вы записали своих сотрудников?

— Я и мой супруг (он же партнер по всем бизнесам, у нас семейное дело со студенческих времен) — преподаватели в вузах и федеральные спикеры по туризму и гостиничному делу. Мы обучаем клиентов по всей России, и поэтому нам не нужно вкладывать дополнительные финансы в обучение своего персонала, но мы тратим самое дорогое — это время, и личным примером, не прекращая учиться сами, повышаем квалификацию своих сотрудников.

Да, сейчас самое время вкладываться в обучение персонала, а также хорошенько подготовиться к моменту окончания эпидемии коронавируса, потому что борьба за клиента развернется очень серьезная. Сейчас на эту работу есть часы, которых всегда не хватало, тем более большинство курсов и тренингов идут и в онлайн-режиме.  

А свой личный профессиональный уровень вы сейчас повышаете?

— Я сейчас получаю второе высшее образование, всю жизнь очень много читаю, общаюсь с лидерами мнений, толковыми предпринимателями и топ-менеджерами из числа экспертов в своей нише. Обучение у меня всегда стоит во главе угла — оно не заканчивается никогда, и я повышаю свой профессиональный уровень не только на каникулах из-за карантина. У меня это перманентное состояние — жажда знаний. Мы живем во время огромной конкуренции, век digital, всё меняется постоянно, и нужно быть всегда на коне, тем более если ты эксперт в своей индустрии. Во время самоизоляции получение новых знаний у меня происходит в формате самообучения, скайпа и вебинаров. Также параллельно у меня появилось время записывать больше видеоуроков, обучающих лекций и курсов для отельеров, хостельеров и владельцев доходной недвижимости — выкладываю их в инстаграмме и на ютубе.

Быть может, сейчас самое лучшее время попросить у партнеров по бизнесу скидки? Или в условиях «когда всем сложно» скидки просить неуместно?

— Сейчас в этих условиях не надо вести с партнерами по бизнесу жесткие переговоры: попрошу-ка я скидку в 100%, и они точно дадут 50%. Просите ровно столько, сколько нужно. Хитрить сейчас нельзя. Если вы можете согласовать скидку в 50%, это уже большая победа. Все сейчас в одинаково сложной ситуации.

Я все переговоры веду в формате партнерства — мы все в одной лодке, в том числе и с арендодателями. Что еще кроме скидки можно попросить у партнеров по бизнесу? Во-первых, рассрочку по платежам. Во-вторых, можно договориться об арендных каникулах. Например, мне арендодатели сделали 50%-ную скидку на ближайшие 2 месяца, другие — месяц бесплатной аренды помещения. Нужно договариваться и осознавать, что мы все в одинаково сложной форс-мажорной ситуации.

Всё может измениться в любой момент — вдруг ситуация и летом будет ровно такой как сейчас? Это пессимистический прогноз, но он тоже не исключается. Никто в мире не планировал такого поворота событий. Сейчас многие отельеры занимаются амортизацией, докупкой и шлифовкой номерного фонда. Проводят дополнительный аудит. Но, поверьте, у многих это плановые работы перед сезоном. В нашей управляющей компании мы много лет эту работу проводим в феврале, марте и апреле, пошагово расписав все действия по каждому объекту размещения. Ремонт, например, делаем в конце января — начале февраля, в мертвый сезон после новогодних каникул.

Конечно же, докупать, например, какие-то новые мелочи для дизайна, нечто совсем необязательное, сейчас не стоит. Деньги лучше сохранить на операционные расходы, в том числе и на зарплаты персоналу. Мы не знаем, насколько ситуация затянется. У большинства, к сожалению, сейчас нет лишних денег, которые можно потратить на косметический или капитальный ремонт номерного фонда. Хотя многие крупные отели, у которых ситуация с денежными вопросами лучше, нежели у несетевых отелей маленьких предпринимателей, как раз этим сейчас и занимаются, что я считаю верным решением, если такая возможность есть.

Сколько нужно средств небольшому отелю, чтобы выжить в нынешних условиях?

— В гостиничной индустрии два основных источника расходов: выплата арендных платежей и затраты на заработную плату. Давайте считать: арендные платежи за среднестатистический отель в 13–15 номеров составляет около 300 тыс. рублей в месяц. Плюс заработная плата персонала. Плюс расходники — платежи за водоснабжение, электроэнергию, шампуни и зубные пасты, услуги прачечной, комиссионные системам бронирования и множество других. То есть 600–700 тыс. рублей в месяц — это минимальные затраты, чтобы отработать в ноль. Если нет гостей, значит нет затрат на расходники, но бизнесмен за пустой отель должен отдать минимум 450 тыс. рублей. Согласитесь, в нынешних условиях сумма огромная. Давайте считать дальше. В гостиничном бизнесе очень много предоплат. Многим приходится их возвращать, не имея никакого операционного дохода — патовая ситуация. Отели и хостелы закрываются десятками по всей стране, и за каждым закрытым отелем стоят семьи, лишившиеся источника дохода.

Вы говорите о сотрудниках?

— Сотрудники здесь даже в более выигрышной ситуации. Предприниматели тоже сейчас без средств к существованию, плюс они должны платить аренду и совершать выплаты контрагентам, а еще содержать персонал даже если он не выходит на работу. Почему многие не понимают этой ужасной ситуации? Ты сам без работы, на тебе семья и еще как минимум пять-семь человек сотрудников, которых ты тоже должен содержать, даже если не имеешь работы сам. Это невероятно страшно, поверьте! И я, признаться, не могу понять, почему малое предпринимательство приравнивают к огромным государственным холдингам, которые могут выстоять сейчас за счет более крупных сбережений и других возможностей.

Предприниматель небольшой компании — это ведь обычный гражданин, такой же, как и его сотрудники, который взял на себя ответственность, создал проект, рабочие места и, поверьте, зачастую живет не богаче своего персонала. Ему в десятки раз сложнее сейчас — и материально, и психологически: на его глазах умирает детище, которому он посвятил годы жизни, а еще и нагнетается обстановка долгами и невозможностью кормить себя и свою семью. Слава богу, если он успел немного подняться, откладывая какие-то средства, а не как большинство начинающих предпринимателей, строящих свой проект с нуля, всё вкладывал в бизнес. Я, помню, 10 лет назад, когда создавала свой первый проект, первые годы все до копейки вливала в бизнес.

В России именно предприниматель — социально незащищенный слой населения. Он несет ответственность не только за себя и свою семью, но и еще за своих сотрудников и их семьи. У него нет фиксированной зарплаты, он не защищён никак со стороны государства.

Если уж «считать деньги в чужом кармане», то нужно понимать, что многие отельеры делают выбор между своей семьей и своим коллективом. Вопрос стоит даже жестче: кто сегодня будет есть — моя семья или семьи сотрудников? Петербургские предприниматели, которые последние несколько лет развивают небольшие хостелы, сейчас говорят, что держать бизнес ради самого бизнеса уже не в силах, ведь им тоже нужно на что-то жить. Конечно, они закрывают проекты и распускают персонал навсегда. Но, наверное, понять, насколько это ужасно, сможет только такой же предприниматель.

У меня вообще такое ощущение, что в этом году над сферой туризма проводят злой эксперимент и специалистов отрасли кто-то проверяет на прочность. Первый взрыв произошел в 2019 году — мы пережили серию инициатив от Госдумы, и в России запретили предоставлять гостиничные услуги в жилом фонде, что погубило сотни легальных, с высокими рейтингами, мировыми наградами и шикарным сервисом маленьких компаний по всей стране. Запрещая, во власти не задумались, что эти частные компании за приемлемые деньги давали возможность нашим гражданам из регионов, которым не по карману останавливаться в больших отелях высокой звездности, жить в центре города с прекрасным сервисом и обслуживанием по мировым стандартам в уютных несетевых отелях и хостелах.

Далее второе — свалилось повышение доллара и, соответственно, увеличение затрат на все расходы. Признаться, не все смогли еще отойти от последнего изменения, как следом разразилась пандемия. Психологически многих добило это трио, и они закрыли свои бизнесы. «Сколько уже можно», — говорили они. Мы, предприниматели, уже привыкли к перманентному стрессу: изменения законодательства, операционные сложности, проверки. Но в этом году всё как-то чересчур.

Если рассуждать о деньгах, как надо было формировать запас финансовой прочности?

— Бизнес — это управление рисками, прогнозирование и, безусловно, стратегическое мышление. Предприниматели должны всегда считать деньги. Но большинство этого не делает. И это не потому, что они глупые или необразованные, а всё гораздо прозаичнее: предприниматель маленькой компании — это и швец, и жнец, и на дуде игрец. Он сейчас сидит на ресепшен, потом сидит делает заказы расходников, ночью пишет отчет, утром уже едет в налоговую инспекцию. Ему просто некогда остановиться, сделать аналитику и составить стратегический план. Да, многие не считают, не планируют, не откладывают платежи. Им просто некогда, они вечно задают себе вопрос: решить срочный операционный момент или же сесть проанализировать расходы? И почти всегда выбор останавливается на первом.

Я веду жесткое финансовое планирование. Это позволяет нам удержать свой бизнес на плаву вот уже почти 11 лет. После высокого сезона мы не тратим весь доход, оставляем деньги на счетах компании — запас на 2–3 месяца. Эта двухмесячная финансовая подушка безопасности дает сейчас нам возможность работать, внимательно анализировать ситуацию в мире, размышляя, что делать дальше — работать или закрываться. Мы не увольняем сейчас сотрудников и не закрываем компании именно благодаря этой заложенной стратегически подушке.

А кредит может спасти бизнес? Ваши коллеги по отрасли сейчас рассчитывают взять взаймы у государства, чтобы сохранить бизнес?

— Да, конечно! Есть инициатива по выдаче займов по сниженной ставке. Но важно понимать, что потом… Вы поймите, самое страшное в предпринимательстве — это не знать, что будет дальше. Сейчас все мы играем вслепую: никто не понимает, что будет через неделю, месяц, полгода, насколько долго продлится период изоляции, закрытых границ и коронавируса. Если через месяц откроют границы, то к нам приедут гости только через 2 месяца. Я понимаю, что сейчас даже по самому оптимистичному сценарию у меня будет 2 месяца минусов, 2 месяца финансирования компаний из отложенных с лета средств, а далее — уже из семейных сбережений. А что будет потом? Может, эти сбережения лучше отложить себе на гречку, а не на зарплаты персоналу и аренду полупустых отелей? Все сейчас задаются этим вопросом.

У отельеров, работающих на юге России, лето вообще год кормит: в мае они уже зарабатывали. В этом году май стал карантинным, и значит они уже потеряли 25% прибыли. Я понимаю, что ограничения, наложенные государством, — это единственно правильный шаг. И поддерживаю его: здоровье — самое важное, что есть. Но я также понимаю, что бизнесу нужно помочь. И счет идет на дни, иначе мы не выживем, а значит, не станет компаний, рабочих мест и налогов в казну, которые поступают в бюджет от предпринимателей и далее уходят на пенсии и пособия для детей. Об этом нужно думать сейчас. Умершие компании, развивающие экономику страны, будет невозможно воскресить.

Какие, на ваш взгляд, существуют способы сокращения издержек в условиях консервации?

— Мы договорились с арендодателями, и на ближайшие 2 месяца нам снизили арендные платежи. Я сэкономила около 800 тыс. рублей, это большая сумма в нынешних условиях. Как так получилось? Я объяснила, что сейчас мы с владельцами помещений находимся в одной лодке: если нам не снизят платеж, то нам придется закрыть бизнес, а им в этих непростых условиях придется искать нового арендатора. Когда они его найдут и на каких условиях — вопрос. Потерянное время и простой помещения будут стоить им гораздо больше той скидки, что я прошу — это простая математика.

Ровно так же я построила переговорный процесс с сотрудниками: кого-то отправляем на дистанционную работу, кто-то хотел пойти в отпуск, и сейчас есть возможность исполнить свое желание. Некоторые ушли на больничный. Один сотрудник сказал, что понимает всю ситуацию и готов уволиться официально, если мы пообещаем его взять на работу снова при восстановлении операционной работы отдела. Это индивидуальный процесс переговоров с коллективом. Раз моя команда остается и не бросает меня в этот сложный период, значит я также буду делать для них всё что в моих силах. И ещё значит, что я до этого всё делала правильно — не зря обучала, вкладывалась, растила. Значит у нас есть шанс победить!

Справка «Нового проспекта»:

Алёна Енова — совладелец «ТАЙГА House», совладелец облачной системы по управлению отелями, хостелами и апартаментами Hotelinstinct, совладелец компании по созданию и управлению отелями, хостелами и апартаментами HotelKit, член правления и руководитель Лиги малых отелей, хостелов и туристического жилья по Северо-Западному федеральному округу, преподаватель вузов, федеральный спикер, телеведущая.

Путь в отельном бизнесе начала, открыв дизайнерский «ТАЙГА Hostel & Hotel». Проект вошел в 2012 году в топ-10 хостелов Санкт-Петербурга, в 2014 году получил звание «Лучший хостел России», а в 2016 году вошел в топ-100 дизайн-хостелов мира.