Александр Дрозденко: «Нужно думать на годы вперед»

Губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко рассказал НП, что он собирается оставить своему преемнику и где расположен его новый рабочий кабинет.

Предприниматели бурно обсуждают массовые проверки областных предприятий на экологическую безопасность, которые вами инициированы. Не опасаетесь, что это нанесет ущерб инвестиционной привлекательности региона?

— Мы накладываем мораторий на то, чтобы размещать опасные производства на новых землях.  Ленинградская область последние годы очень активно развивается. У нас появляются новые промышленные зоны и предприятия, и не просто предприятия — гиганты, идет портовое строительство. И вот сейчас мы начинаем получать обратную связь от жителей. Я не могу сказать, что это протестная реакция, скорее люди обеспокоены.

В промзоне «Фосфорит» заработал на полную мощь одноименный комбинат, построена первая очередь аммиачного производства, куда вложили почти миллиард, начинается строительство второй очереди. Всего у нас в строительство трех заводов в этой промзоне будет вложено 750 млрд рублей. Там будут производить метанол, сопутствующие жирные газы и сжиженный газ. В самом порту Усть-Луга строятся еще два терминала минеральных удобрений и один терминал по перевалке руды. Есть крупный проект в Приморске, где на 250 га будет построен порт и в том числе еще один угольный терминал. В Киришах продолжает расширяться «Киришенефтеоргсинтез» — заявлено еще одно серьезное химическое производство. Это огромная нагрузка, да?

И жители начинают спрашивать: «Сколько еще вы хотите построить у нас предприятий?» В том же Кингисеппском районе, где расположена Усть-Луга, есть несколько заказников, в том числе Кургальский, Котельский ботанический и т.д.

Поэтому мы накладываем на ближайшие 2 года мораторий на размещение вне существующих промышленных зон и промплощадок предприятий 1-го и 2-го класса опасности. Если кто-то хочет построить химическое производство — есть промзона «Фосфорит», есть промзона Кириши, есть промзона Бокситогорская, есть Волховская промзона. Пожалуйста, стройтесь там. Не хотите там строиться? Чистые территории мы вам под строительство не дадим. Однако мы исполним все обязательства, которые у нас уже подписаны, а это пакет инвестиций на полтора триллиона рублей.

Кроме того, мы хотим заказать большую серьезную работу — оценку воздействия промышленности на окружающую среду. Обойдется она примерно в 100 млн рублей — дорогая работа, которая позволит комплексно оценить воздействие промышленных предприятий на природный комплекс Ленинградской области. Это не повлечет за собой никаких дополнительных проверок, штрафов, налогов... Предприятия дадут свои отчеты по выбросам, и ученые оценят, как это все влияет на экологию Кингисеппского района, Ленинградской области в целом, Финского залива и так далее. Но при этом будут определены так называемые красные зоны, где нужно развивать промышленность, а где, наоборот, создавать рекреации.

А зачем вам это нужно?

— Сколько я еще могу отработать губернатором? Ну, 5 лет. Но по уму, по совести, хочется подумать и о том, что будет через 30 лет, как будут жить люди. По крайней мере с 2012 года, Александра, вспомни, я как пришел — сразу появилась концепция «2030». Пойми правильно, нужно думать на годы вперед.

Кроме того, это важный аргумент в дискуссии с городом. Соседи из Петербурга сейчас что начинают делать? Они выходят на федеральный уровень и говорят: мы очень рады, что Ленинградская область так активно развивается, но скоро ее всю застроят жильем и промышленными предприятиями. С одной стороны, они видят, что мы действительно активно развиваемся, у нас инвестиции… по очень многим показателям мы впервые обошли Петербург. Но это объясняют так: это потому, что они ворота открыли всем — кто хочешь приходи, строй хоть жилье, хоть промку, независимо от класса опасности; думают о том, как быстрее себе в бюджет заработать денег. 

Мы не будем, как говорится, «доходить до мышей». Наша задача — оценить в целом нагрузку на отдельные районы области и определить свою стратегию, как мы будем дальше развиваться.

Какие-то еще ограничения в ближайшее время планируются?

— Да, с 1 января. У нас уже действует запрет на включение сельхозземель в границы населенных пунктов. Теперь мы вообще на сельхозземлях запретим многоэтажное строительство. Даже если будем включать их в границы населенных пунктов, то только под малоэтажное жилье. 

То есть о высотном строительстве в Ленобласти теперь уже можно забыть навсегда?

— Ну, во-первых, по высотности новый регламент действует с прошлого года. Запрещено выдавать новые разрешения на строительство в поселках городского типа и малых городах проектам высотностью больше 9 этажей, а в городах — свыше 12 этажей. Правда, любой житель скажет: «А вот я смотрю в окно — строится дом в 16 этажей, 18 этажей». Это происходит потому, что иногда путь от разрешения на строительство до начала строительства занимает 2-3 года. И мы, как нормальный государственный орган власти, не можем принимать решения, ухудшающие ранее установленные условия. 

И второе: для решения социальных задач, в том числе проблемы обманутых дольщиков, возможны особые условия для застройщиков. Ну, например, возьмем ГК «ПИК». Они выходят достраивать жилой комплекс «Галактика», и проект предполагает возведение ступенчатых домов высотой 9-17-24 этажа. 

За первые 9 месяцев 2019 года объемы жилищного строительства в Ленобласти упали на 19%. А как же реализация нацпроектов?

— Действительно, заместитель председателя правительства Виталий Мутко отметил, что мы не выполняем показатели нацпроектов по объемам вводимого жилья. Я сказал: «Виталий Леонтьевич, мы сейчас находимся в той ситуации, когда этого делать не будем». Он говорит: «Почему?» Я говорю: «Потому что у нас и так есть дисбаланс между объемами жилья и развитием инфраструктуры — инженерной, дорожной, социальной. Поэтому дайте нам возможность обеспечить удобствами то, что мы уже настроили, а потом уже запускать новые проекты комплексного освоения».

И он неожиданно в прямом эфире согласился: «Да, я считаю, что просто требовать от вас строительства жилья на бывших картофельных и капустных полях без строительства социальных объектов нельзя». И тут же сказал, что Ленинградская область должна быть в топе по финансированию программы «Стимул» — это когда федеральный бюджет помогает нам финансировать строительство социальных объектов. Сейчас нам не хватает социальной инфраструктуры примерно на 5-6 млрд рублей.

Так что в этом году мы не наращиваем объемы строительства, а на 10% снизим их по сравнению с прошлым годом. Это искусственное поэтапное снижение. Но нам повезло. Честно скажу, я рассчитывал, что все это мы будем делать чисто административными мерами, но вижу, что эскроу-счета всё делают за нас. 

Но хотя бы 1,9 млн м2 нового жилья в год мы должны вводить, потому что это минимальный объем, предусмотренный указом президента, — 1 м2 на одного жителя в год.

Но мы по-прежнему предлагаем застройщикам очень комфортные условия. Это соглашение «Соцобъекты в обмен на налоги». Нигде в стране такого нет, когда 70% уплаченных налогов мы можем вернуть за построенные социальные объекты. Раньше это были только детские сады и школы, теперь — поликлиники и другие объекты. Например, сейчас будет в Кудрово застраиваться зона в районе «Ленты»: около 11 га на 9 тыс. населения дополнительно. И там впервые застройщик строит не только школу и два детских садика, но и амбулаторию.

Это очень смело с вашей стороны — идти против течения, когда все бьют рекорды.

— Я уже не первый раз так поступаю, вспомни мусорную реформу. Все регионы ввели мусорную реформу. А мы ее начали вводить поэтапно. Мне тоже за это, что называется, стучали по голове. Но мы сегодня крепко стоим на ногах, у нас хорошие позиции, и губернатор может себе позволить аргументированно отстаивать свою точку зрения, не просто «а Баба-Яга против». Например, по той же мусорной реформе я целую аналитику подготовил, из которой все увидели, что 75% всего мусора свозится в регион из Петербурга.

В какой стадии сейчас находятся проекты по разгрузке транспортных артерий на стыке города и области?

— Для решения этих вопросов сегодня работает координационный совет по решению транспортных проблем Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Директор там Поляков Кирилл Валентинович, а соучредители — три юридических лица: Минтранс, правительство Петербурга и правительство Ленинградской области. Сопредседатели совета — министр транспорта и два губернатора. Обычно на заседаниях совета присутствуют все заинтересованные структуры: РЖД, Росавтодор и остальные.

Конечно, основная задача — это развязать узлы Петербурга и Ленинградской области. Четыре наших проекта, старт которых запланирован на следующий год: это расширение Колтушского шоссе (объезд Всеволожска), это Пискаревка (объезд Мурино), Новое Девяткино с выходом на Кузьмолово, два моста — через Волхов и Свирь. Кроме того, есть Муринская развязка, которую мы уже строим. Еще одна запланированная развязка — всеволожская, которая расположена уже внутри самого города.

Переправу в створе улиц Фаянсовой  и Зольной в рамках строительства Восточного скоростного диаметра мы будем финансировать совместно: Ленинградская область, Петербург и Минтранс РФ. Мы заинтересованы в этом проекте, потому что тогда получается хорошая развязка в Кудрово с выходом на Мурманское шоссе. У нас совсем рядом с мостом с одной стороны поселок имени Морозова, а с другой — Невская Дубровка, это позволит организовать хорошую логистику.

Мы заинтересованы в проекте метро в Кудрово, но мы в нем не участвуем — только строим наземную часть и подтвердили софинансирование. Что касается скоростного трамвая, мы за скоростной трамвай во Всеволожск, но против скоростного трамвая в Кудрово.

Почему?

— В Кудрово его негде размещать. Чтобы было понятно: для организации движения скоростного трамвая нужна выделенная полоса. А у нас и так с полосами движения в этом направлении очень сложно. Сейчас нам нужно Центральную улицу расширять для того, чтобы сделать хотя бы реверсное движение, то есть три полосы, однако фактически расширять проезжую часть некуда: с одной стороны частный сектор, с другой — многоэтажные дома. Если по этой же дороге пустить еще и скоростной трамвай, то куда тогда автомобильный транспорт денется? Поэтому мы за свой счет вместе с IKEA (компания уже перечислила нам 700 млн рублей) будем строить второй виадук через Мурманское шоссе. Существующий виадук после окончания строительства станет односторонним. Так что мы планируем транспортную проблему по Кудрово через 3-4 года решить полностью.

 А что касается создания административного центра Ленинградской области в Гатчине? Как здесь обстоит вопрос?

— Мы все-таки будем постепенно переезжать в Гатчину. Но это огромные деньги, и я точно не хочу это делать за счет бюджета. Все-таки наше здание на Суворовском проспекте стоит немалых денег. Другое дело, что сегодня трудно найти покупателя, который быстро купит такое здание или прокредитует наш переезд. Но у меня все равно остается желание поднять флаг Ленинградской области в Гатчине.

Пока буду работать по некоторым дням в Гатчине. Там уже полностью оборудован кабинет. Далее мы в Гатчину, скорее всего, переведем комитеты, которые тяготеют к работе именно на территории области и которые специфичны: комитет по культуре, комитет по туризму. А когда построим в Гатчине стадион «Спартак», переведем туда комитет по спорту. Пусть там базируются, проводят там соревнования. Конечно, основные большие комитеты пока останутся в городе — там их негде разместить. До сих пор бьемся с военными, чтобы нам передали кавалергардские казармы напротив Гатчинского дворца. Они в ужасном состоянии: все красивое, старинное, но облупленное, обшарпанное, пустующее.

Строить что-то новое — я не вижу смысла в этих тратах. Так что поэтапно будем переезжать. Может быть, выберу фиксированные дни, например, среда — день работы губернатора в Гатчине. Буду стараться проводить там выездные совещания.

Но среди сотрудников администрации много жителей Петербурга. Есть риск, что далеко не все доберутся до рабочего места в Гатчине.

— Мы думали над этим вопросом. Первое: сейчас ситуация все-таки упростилась — появился объезд Гатчины, и как только будет построен новый заезд туда с кольцевой дороги, можно спокойно запускать шаттлы от ближайшей станции метро, например от «Московской». Второе: мы ведем сейчас переговоры (и нас здесь поддерживает расположенный в Гатчине Петербургский институт ядерной физики), чтобы сделать короткую скоростную электричку до Гатчины. И третье: я пока не говорю о том, что мы туда массово будем переезжать. Речь идет буквально о двух-трех комитетах, которые там закрепятся, чтобы поднять статус именно столичности Гатчины.

После задержания вашего заместителя по ЖКХ и ТЭК Олега Коваля, которое стало одним из самых громких арестов чиновников за последнее время, в администрации идут какие-то проверки?

— Ситуация с Ковалем не связана с его деятельностью в правительстве Ленинградской области. Более того, насколько я понял, особых и претензий-то по его официальной деятельности не нашли, хотя довольно плотно искали. Мы самостоятельно инициируем проверки по ряду подразделений и по муниципальным образованиям. Согласись, перемены серьезные — половину глав районов я поменял. Замены продолжатся и в правительстве Ленинградской области, точечные.

То есть снова выделять ЖКХ и ТЭК в отдельное направление вы не планируете? Москвину-то не тяжело сразу и то, и другое на себе тащить (Михаил Москвин — зампредседателя правительства по строительству, теперь также курирует направление ЖКХ и ТЭК. — Прим. ред.)?

— Я вижу, как это тяжело. Я думаю, что перед выборами менять структуру правительства смысла нет, а вот после выборов это необходимо. Чем мы отличаемся от других субъектов? Мы же на первом месте в России по самому маленькому количеству чиновников на тысячу жителей. И я очень осторожно отношусь к увеличению штатной численности.

У нас сейчас есть несколько идей. Например, объединить контрольно-надзорные органы в одну структуру (сейчас это несколько комитетов). Есть идея сделать более жесткую специализацию. У многих моих замов некоторые комитеты находятся в ведении исторически: у силового блока — спорткомитет, у финансистов — архитектура. Когда нам нужно было заставить все муниципалитеты заниматься градостроительной политикой и подкрепить их финансами, то комитет по градостроительству и архитектуре отдали Роману Маркову (зампредседателя правительства по финансам. — Прим. ред.), чтобы он в том числе через финансовые механизмы подтягивал ситуацию там, где мы отстали с градпланами, ПЗЗ, описанием границ, с постановкой земельных участков на кадастровый учет.

Вот будет выполнена эта задача — чего тогда дальше скрещивать ужа и ежа? Возможно, у нас структура все-таки не самая совершенная. Хотя многим она нравится, потому что мы одни из первых разделили политику и производство. Нигде такого нет, как у меня, когда вице-губернаторы отвечают за политику, а заместители — за хозяйственные вопросы. Это такой прообраз верхней власти: есть правительство и есть администрация президента. Многие говорят, что, возможно, нужно ввести пост председателя правительства, чтобы разгрузить губернатора. Нужно ли это — пока не знаю.

Некоторые говорят, что пока все-таки нужно сделать бóльшую специализацию по отраслям, объединить ЖКХ, дороги, ТЭК и комитет по тарифам в один инфраструктурный блок. Думаем, смотрим, анализируем. Не хочется делать поспешные шаги. У нас ведь могут быть и кадровые изменения, потому что сегодня моя команда — одна из самых лучших. На уровне Российской Федерации такие кадры востребованы, и возможно, что кто-то из команды пойдет на повышение, кто-то — в иные структуры.

Есть конкретные решения?

— Конечно, стройку и коммуналку смешать в одном флаконе очень сложно. Хотя Москвин говорит, что так у него больше рычагов работы со строителями — он все-таки напрямую регулирует подключение к газу, к воде, канализации и т.д. Это неплохо. Безусловно, звучат предложения: «Александр Юрьевич, может быть, нам снова вернуться к схеме двух замов в этом направлении?» Но, учитывая, что у нас еще могут быть новеллы с контрольно-надзорной деятельностью и нововведения во внутренней политике, мы пока, честно скажу, взяли паузу.

Тема объединения города и области сейчас обсуждается на каком-то уровне? Одно время она достаточно громко звучала.

— Вы знаете,  есть как сторонники, так есть и противники этой идеи. Другое дело, что поменялась ситуация. Когда я пришел на пост губернатора в 2012 году, даже я говорил, что да, Ленинградской области выгодно объединиться с Петербургом. Тогда мы были в роли младшего брата. У нас все показатели на одного жителя были на порядок хуже, чем в Петербурге. Сегодня ситуация поменялась кардинально.

Экономической, социальной и какой-либо иной выгоды в объединении для Ленинградской области сегодня нет. Теперь это больше нужно Петербургу. Потому что городу надо развиваться, он как тесто в горшочке, ему некуда расти. Поэтому и стройка на нашей границе идет. Бизнес переходит к нам — любому заводу проще свою территорию отдать под жилье, а на вырученные деньги построить современный завод в Ленобласти, и еще останутся деньги на банкет.

Еще летом мы предложили Петербургу «зазеркалить» льготы, чтобы наши областные льготники пользовались льготами в городе, а городские льготники — в области. Суммы будем зачитывать, а если возникнет разница — то доплачивать. Петербург подписал это соглашение буквально на прошлой неделе, а мы уже с 1 октября компенсируем городу проезд наших льготников. А ведь раньше говорили, что при объединении города и области жители нашего региона получат больше льгот по транспорту. Вот еще один аргумент в пользу объединения отвалился, да?

Социальные выплаты, например, на детей, мы тоже увеличиваем. И в этом вопросе скоро сравняемся с большим соседом. А наш Социальный кодекс признан в этом году Международным банком реконструкции и развития лучшей европейской практикой в социальной сфере.

Но каждый кулик видит же только в радиусе своего болота, и я, как всякий кулик, свое болото хвалю. Поэтому у Петербурга может быть другой взгляд. А сверху, на федеральном уровне, наверняка все видится совсем иначе. Так что окончательное решение должен принять президент. Все-таки надо понимать, что это не просто желание какой-то отдельной группы объединиться или оставить все как есть, а стратегический вопрос регионального развития.

Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ

О проекте:

«Новый проспект» – независимое краудфандинговое интернет-издание, созданное ведущими деловыми журналистами Петербурга. Мы поддерживаем нашу интернет-площадку и сохраняем независимость за счет реализации полезных для бизнеса сервисов:

Печатные бизнес-гайды и корпоративные СМИ

Пишем книги. История вашего бизнеса плюс наш литературный талант

По вопросам заказа редакционных сервисов обращайтесь по адресу nevskaya@newprospect.ru

Болконский, фамильный дом, старт продаж